Темы

Австролоиды Альпийский тип Америнды Англия Антропологическая реконструкция Антропоэстетика Арабы Арменоиды Армия Руси Археология Аудио Аутосомы Африканцы Бактерии Балканы Венгрия Вера Видео Вирусы Вьетнам Гаплогруппы генетика Генетика человека Генетические классификации Геногеография Германцы Гормоны Графики Греция Группы крови Деградация Демография в России Дерматоглифика Динарская раса ДНК Дравиды Древние цивилизации Европа Европейская антропология Европейский генофонд ЖЗЛ Живопись Животные Звёзды кино Здоровье Знаменитости Зодчество Иберия Индия Индоарийцы интеллект Интеръер Иран Ирландия Испания Исскуство История Италия Кавказ Канада Карты Кельты Китай Корея Криминал Культура Руси Латинская Америка Летописание Лингвистика Миграция Мимикрия Мифология Модели Монголоидная раса Монголы Мт-ДНК Музыка для души Мутация Народные обычаи и традиции Народонаселение Народы России научные открытия Наши Города неандерталeц Негроидная раса Немцы Нордиды Одежда на Руси Ориентальная раса Основы Антропологии Основы ДНК-генеалогии и популяционной генетики Остбалты Переднеазиатская раса Пигментация Политика Польша Понтиды Прибалтика Природа Происхождение человека Психология Разное РАСОЛОГИЯ РНК Русская Антропология Русская антропоэстетика Русская генетика Русские поэты и писатели Русский генофонд Русь Семиты Скандинавы Скифы и Сарматы Славяне Славянская генетика Среднеазиаты Средниземноморская раса Схемы США Тохары Тураниды Туризм Тюрки Тюрская антропогенетика Укрология Уралоидный тип Филиппины Фильм Финляндия Фото Франция Храмы Хромосомы Художники России Цыгане Чехия Чухонцы Шотландия Эстетика Этнография Этнопсихология Юмор Япония C Cеквенирование E E1b1b G I I1 I2 J J1 J2 N N1c Q R1a R1b Y-ДНК

Поиск по этому блогу

вторник, 22 ноября 2016 г.

Исмагилов Р.Б. "Золотой воин" из кургана Иссык: мужчина или женщина?

Наследие веков. Охрана и изучение памятников археологии
в Башкортостане. Вып. 1. - Уфа, 1995.
 

Погребение кургана 5 Иссыкского могильника под Алматы, раскопанного в 1969—1970 гг., произвело сенсацию как среди археологов, так и среди широких слоев общественности. Публикации и интерпретации иссыкского погребения было в свое время посвящено немало статей и две монографии, написанные соответственно К.А. Акишевым и А.К. Акишевым, которые, в основном, и ввели его материалы в науку. Тем не менее, надо признать, что блеск золота роскошного инвентаря отчасти увел исследователей в сторону от решения целого ряда важных вопросов, связанных с этнокультурной атрибуцией и датировкой погребения, установлением социального статуса погребенного и даже его половой принадлежности.

Акишев датировал иссыкское погребение V или (в другом месте) второй половиной V — IV вв. до н.э., а А.К. Акишев — концом IV — III вв. до н.э. Датировка А.К. Акишева представляется более справедливой, но и она, на мой взгляд, нуждается в корректировке. Помочь в этом может выход на западную (античную) и восточную (китайскую) линии синхронизации. Не имея возможности подробно останавливаться здесь на этом вопросе, отмечу, что золотая бляха – распределитель ремней в виде фигуры свернувшегося в кольцо зверя находит, в частности, близкие аналогии (любезно указанные мне В.Ю. Зуевым) в материалах Семибратних курганов на Кубани. Курган 4, где была найдена близкая бронзовая бляшка, входит в группу ранних комплексов середины или первой половины V в. до н.э. Иссык также хорошо синхронизируется с Пазырыком в Горном Алтае и пред- или раннепрохоровскими курганами типа могильника в Приуралье, что и позволяет определить его дату в пределах второй четверти — середины V в. до н.э. (110/111)
Погребенный в Иссыке человек уверенно назван его интерпретаторами молодым мужчиной, точнее — юношей 16-18 лет, со ссылкой на мнение известного антрополога О.И. Исмагулова. Между тем, позиция последнего, изложенная им в беседе с автором настоящей работы, не выглядит столь прямолинейной. По словам О.И. Исмагулова, из костей человеческого скелета на предмет антропологического определения поступили всего три кости: обломок черепа, обломок нижней челюсти и обломок же бедренной кости правой ноги. Очень осторожное и сугубо предварительное заключение о принадлежности скелета субъекту мужского пола юношеского возраста было сделано О.И. Исмагуловым лишь на основании одного, притом не очень диагностического, признака: значительной массивности свода черепной коробки. Насущной остается, таким образом, задача проведения дополнительного и более полного половозрастного обследования палеоантропологического материала из Иссыка, хранящегося в настоящее время, насколько мне известно, в алматинском Институте судмедэкспертизы.
Эти факты выглядят особенно многозначительными в свете перечисленных ниже серьезных наблюдений, которые дают основания предполагать, что останки юного субъекта, погребенного в иссыкском кургане, могут принадлежать представительнице лучшей половины человечества.
Иссыкский "кулах", если верить выполненной К.А. Акишевым реконструкции, по форме близко напоминает головные уборы "саукеле" казахской девушки-невесты, носимый ею до замужества; "бокки" девушек и женщин тюрко-монгольских кочевых народов средневековья; и, наконец, головной убор скифянки знатного происхождения, похороненной в Чертомлыцком кургане в высокой конической шапке, реконструктированной М.И. Ростовцевым. Судя по женским головным уборам из Чертомлыцкого и Карагодеуашхского (погребение женщины-жрицы!) курганов, они могли быть нашиты на ткань-покрывало, накинутую на высокий головной убор. Защитные (от пыли, ветра и т.д.) функции таких платков хорошо подтверждаются широким распространением, в сочетании с головными уборами различных типов, среди (111/112) женщин многих кочевых народов Востока, в том числе, и казахов.
В то же время, апелляция к остроконечным мужским шапкам европейских скифов и азиатских саков (например, саков тиграхауда — "острошапочных") в поисках аналогий иссыкскому "кулаху" по ряду причин не выглядит убедительной. Во-первых, все известные в изобразительном материале скифской эпохи мужские головные уборы-башлыки не только значительно короче иссыкского убора, но и показаны очень часто со "сломанным", свесившимся назад концом, тогда как иссыкская шапка была, несомненно, прямой; во-вторых, неизвестно ни одного случая украшения реальных или нарисованных мужских шапок с башлыками скифо-сакского времени металлическими украшениями, как это сделано на "кулахе", саукеле и чертомлыцком женском головном уборе; и, наконец, в третьих, просто трудно предполагать повседневное существование в мужском костюме скифов или саков столь хрупкого и непрактичного элемента, как иссыкский "кулах".
В погребении была найдена истлевшая (очевидно, матерчатая или кожаная), обшитая по краю золотом сумочка с находившимся в ней туалетным набором: бронзовым зеркалом и кусочком румян из охры. Зеркало типологически ближе всего стоит к позднесавроматским или раннесарматским зеркалам Южного Приуралья, а аналогичные или близкие по составу туалетные наборы вполне типичны для погребений женщин савроматской культуры.
В могиле найдено 26 сердоликовых и пастовых бусин, которыми, очевидно, была обшита одежда погребенного.
В могиле найдено свыше тридцати глиняных, металлических и деревянных сосудов, а также деревянный черпак и серебряная ложка, что также достаточно определенно говорит о поле похороненного человека.
Погребенный был обут в высокие, сплошь обшитые золотыми бляшками и плотно облегающие ноги сапожки. Для мужчин скифской эпохи, судя по изобразительному материалу, характерен был иной тип обуви с короткими и расширенными голенищами, перевязанными у щиколотки ремешком. (112/113)
Слева от черепа была обнаружена золотая проволочная серьга с несколькими бирюзовыми подвесками, напоминающая некоторые приуральские экземпляры. Особое значение этого факта состоит даже не в том, что серьги — характерный (хотя и не исключительный) атрибут женской субкультуры, а в том, что в Иссыкском боковом погребении найдена именно одна серьга. В степной Скифии захоронения с одной серьгой маркируют особую половозрастную группу погребений девочек-подростков. Еще интереснее ситуация в савромато-сарматской культуре Приуралья, где отмечено несколько погребений V в. до н.э., имеющих также по одной серьге. Планиграфия и состав инвентаря части из них (таких, как парное захоронение "стражников" в кургане 8 могильника Пятимары 1, лежавших на горизонте за пределами основной могилы с мужским (?), также парным (?) погребением) иногда до мелочей напоминает погребение "золотого воина" в иссыкском кургане.
Савромато-сарматские аналогии, как мне кажется, не только подтверждают правомерность высказанного предположения о том, что похороненный в боковом погребении кургана Иссык человек был, скорее всего, молодой женщиной или девушкой. Они заставляют думать, что родиной знатной иссыкской "амазонки", вышедшей замуж и умершей в молодом возрасте в Семиречье, являлось Приуралье, дающее столь большое число аналогий вещам и Погребальному обряду Иссыка.
Вместе с тем, приведенный материал следует рассматривать не как окончательное и непогрешимое заключение, а лишь как повод снова обратиться к материалам интереснейшего комплекса, раскопанного известным казахским археологом К.А. Акишевым. (113/114)