Темы

Австролоиды Альпийский тип Америнды Англия Антропологическая реконструкция Антропоэстетика Арабы Арменоиды Армия Руси Археология Аудио Аутосомы Африканцы Бактерии Балканы Венгрия Вера Видео Вирусы Вьетнам Гаплогруппы генетика Генетика человека Генетические классификации Геногеография Германцы Гормоны Графики Греция Группы крови Деградация Демография в России Дерматоглифика Динарская раса ДНК Дравиды Древние цивилизации Европа Европейская антропология Европейский генофонд ЖЗЛ Живопись Животные Звёзды кино Здоровье Знаменитости Зодчество Иберия Индия Индоарийцы интеллект Интеръер Иран Ирландия Испания Исскуство История Италия Кавказ Канада Карты Кельты Китай Корея Криминал Культура Руси Латинская Америка Летописание Лингвистика Миграция Мимикрия Мифология Модели Монголоидная раса Монголы Мт-ДНК Музыка для души Мутация Народные обычаи и традиции Народонаселение Народы России научные открытия Наши Города неандерталeц Негроидная раса Немцы Нордиды Одежда на Руси Ориентальная раса Основы Антропологии Основы ДНК-генеалогии и популяционной генетики Остбалты Переднеазиатская раса Пигментация Политика Польша Понтиды Прибалтика Природа Происхождение человека Психология Разное РАСОЛОГИЯ РНК Русская Антропология Русская антропоэстетика Русская генетика Русские поэты и писатели Русский генофонд Русь Семиты Скандинавы Скифы и Сарматы Славяне Славянская генетика Среднеазиаты Средниземноморская раса Схемы США Тохары Тураниды Туризм Тюрки Тюрская антропогенетика Укрология Уралоидный тип Филиппины Фильм Финляндия Фото Франция Храмы Хромосомы Художники России Цыгане Чехия Чухонцы Шотландия Эстетика Этнография Этнопсихология Юмор Япония C Cеквенирование E E1b1b G I I1 I2 J J1 J2 N N1c Q R1a R1b Y-ДНК

Поиск по этому блогу

воскресенье, 20 ноября 2016 г.

Курочкин Г.Н. Раскопки скифского "царского" кургана на юге Сибири

Археологические вести. Вып. 2. СПб., 1993.
 

В 1954—56 гг. С.В. Киселевым был исследован один из крупнейших курганов евразийской степной зоны — Большой Салбык под г. Абаканом, скрывавшийся под насыпью высотой 12 м и диаметром 160 м мегалитическую ограду 70х70 м из камней весом до 50 т. Единственная погребальная камера 5х5х1,8 м, содержавшая останки 7 человек, оказалась ограбленной еще в старину (Киселев 1956; Дэвлет 1976). В 70-е годы были открыты первые курганы скифской эпохи на юге Сибири, которые содержали серии золотых изделий — Колок-3 и Табат, однако во всем остальном (небольшие размеры, стандартный набор заупокойной утвари и т.п.) эти погребальные памятники ничем не отличались от многочисленных рядовых курганов среднего этапа тагарской культуры (Пшеницына, Поляков 1989).

В 1984 г. у пос. Толстый Мыс Новоселовского района Красноярского края был раскопан Большой Новоселовский курган, который из всех раскопанных тагарских курганов уступает лишь Салбыку (Курочкин 1986; 1989). Исследования показали, что насыпь высотой 4,5 м и диаметром 70 м представляет собой оплывшие остатки довольно сложного архитектурного сооружения — трехступенчатой пирамиды (рис. 1). Нижняя ступень пирамиды-мавзолея была облицована кладкой из плитняка с 18-ю вертикальными стелами — угловыми и промежуточными. Эта кладка-крепида имела размеры 35х35 м при высоте около 1,7 м. Пространство внутри ограды было заложено дерном заподлицо, образуя нижнюю ступень пирамиды, какое-то время оставалось незаложенным только пространство перед входом в могилу — "вестибюль". Вторая ступень, также сложенная из кусков дерна, имела размеры 19х17 м при высоте около 2 м. Существовала, видимо, и третья ступень, непосредственно над могильной ямой размером 5x5 или 6х6 м и высотой около 2 м.
В юго-западном углу ограды практически на поверхности, перед закладкой пространства внутри ограды дерном, было совершено ритуальное умерщвление и захоронение молодой женщины, руки которой были связаны в запястьях, а череп у переносицы и в затылочной части был пробит (рис. 2).
Центральная могила имела размеры 6х6 м и глубину 3 м. Пол могильной ямы был выстлан берестой и вымощен горбылем. Стены укреплены тыном из вертикально поставленных плах, а углы — массивными бревнами-стойками. Затем был сооружен невысокий (до 1 м) сруб из плах в 4 венца (рис. 4). Перекрытие могильной ямы было многослойным. Нижний накат из мощных бревен положен в направлении восток-запад. Верхние три наката положены поперек — в направлении север-юг. Бревенчатое перекрытие и поверхность земли вокруг ямы выстланы берестой. Затем на бересту был положен войлок, придавленный решеткой из жердей. Потом снова положена береста, а поверх нее связки хвороста, придавленные жердями (рис. 3).
К западу от могильной ямы расчищен наземный вход в погребальную камеру, через который заносили покойников. На древней поверхности сначала были уложены полубревна выпуклой стороной вверх (рис. 4, А), затем поверх настила были поставлены два "пилона" из бревен высотой 1,6 м, с проходом между ними шириной 1 м, перекрытым полубревнами. Конструкции входа обложены берестой. После того, как склеп перестал функционировать, вход закупорили каменной "пробкой", а "вестибюль" засыпали землей.
Склеп был ограблен дважды. Первые грабители проникли в камеру, прорубив потолок входа, когда перекрытие еще не сгнило и не просело в полость ямы, а внутренние конструкции — тын, сруб — уже рухнули и осыпались края ямы, скрыв часть золотого убранства стен погребальной камеры. Второй раз курган был ограблен много лет спустя, ориентировочно в XVII—XVIII вв., "воронкой" через верх насыпи.
На полу и частично в заполнении погребальной камеры сохранились только разрозненные человеческие кости, в том числе, остатки четырех черепов (рис. 5). Три принадлежали мужчинам {31} зрелого возраста, а четвертый (сохранилась задняя часть черепа) — молодому человеку, пол которого не определен. Все черепа трепанированы в затылочной части (признак мумификации). Найдены также несколько костей и череп козы или овцы. Кости людей и животных сосредоточены на участке пола у входа, через который проникли первые грабители. Останки еще одного взрослого человека найдены в заполнении у входа, они как бы "стекали" в яму из входа по мере осыпания стен могильной ямы. Из входа попал в яму и череп коня. Второй конский череп найден с наружной стороны входа и первоначально лежал на костяке у входа. Кроме того, в заполнении входа обнаружен череп взрослого мужчины (телохранителя?). Череп не имел нижней челюсти и, видимо, также был смещен со своего первоначального места.
В центральной, наиболее потревоженной, части камеры почти не осталось погребального инвентаря, за исключением нескольких фрагментов двух котловидных глиняных сосудов и бронзового зеркала с петелькой на оборотной стороне в юго-западном углу. В ходе раскопок сложилось впечатление полной ограбленности могилы, но когда были подняты сплющенные плахи упавшего сруба, под ними было обнаружено большое число украшений и аппликаций из золотого листа. На полу камеры, у входа, найден бронзовый нож длиной 18 см, рукоять которого обложена золотой фольгой.
В юго-западном углу могилы обнаружен массивный бронзовый сосуд с большими ручками (рис. 8). С наружной стороны днища имеются следы утраченного поддона. На боковых стенках кое-где видны следы ремонта — нашлепки-"заплатки". Видимо, котелок использовался на протяжении длительного времени, пока не был помещен в могилу с последним владельцем. На дне сосуда — толстый слой массы синеватого цвета. Этот слой накипи, более тугоплавкий, чем материал котелка, по определению В.А. Галибина, имеет довольно сложный состав (в %): SiO2 — основа. Аl2Оз — 3,9; Na2O — 0,44; К2О — 4,2; СаО — 6,0; MgO — l,6; Fe2O3 — 3,6; ТiO2 — 0,9; MnO — 00,7; РbО — 0,016; CuO — 6,6; SnO2 — 0,01. Аналогичный котелок был обнаружен в Туве в кургане 7 могильника Ховужук V—III вв. до н.э. (Маннай-оол 1970: 42, рис.5). Наиболее же близок нашему сосудику (по размерам, пропорциям, наличию поддона) котелок-курильница с остатками обугленной конопли из 2-го Пазырыкского кургана второй половины V в. до н.э. (Руденко 1953: табл. ХХIV, 2). Похожие котелки-курильницы известны также на Памире, в Казахстане и у савроматов Поволжья, где их обычно датируют V—IV вв. до н.э.
Погребальная камера содержала большое число золотых украшений и их фрагментов — по уточненным подсчетам более 300. Большая часть этих изделий расположена по внутреннему периметру камеры, на полу, под упавшими плахами сруба; некоторое количество — в заполнении ямы, особенно у западной ее стенки, непосредственно перед входом, и часть — в самом входе. На плоских плахах сруба с лицевой стороны сохранились кое-где следы красной краски или мастики: красной обмазкой был покрыт сруб, либо же краска перешла на сруб от истлевших органических покрытий (войлока или тканей), которыми была декорирована погребальная камера. Первоначальное убранство сруба было очень богатым; сильная деформированность сохранившихся украшений, а также сосредоточение разнотипных украшений у западной стены камеры, поблизости от наиболее раннего грабительского лаза свидетельствуют о том, что грабители выдергивали из-под упавшего и засыпанного землей сруба куски полуистлевшей материи с закрепленными на ней украшениями и вытаскивали их через прорубленное ими отверстие в стене камеры.
У восточной стены могилы найдено 50 золотых предметов и их фрагментов, среди них больше всего одно- и двухсторонних пламевидных накладок и зубчатых полос (рис. 7:3, 5, 6, 8). Среди находок под упавшими плахами южной стороны сруба (№№ 51-97, на плане — рис. 5), наибольший интерес представляют фигурки стоящих и лежащих баранов аргали и стоящего кошачьего хищника (рис. 6:1-3). Здесь же найдено большое число бесформенных обрывков золотой фольги, некоторые, возможно, являются накладками на какой-то крупный предмет (№№ 93-95). Среди обнаруженных у западной стены камеры изделий (№№ 98-125) заслуживают упоминания рельефное украшение, напоминающее по форме "запятую", большая ажурная аппликация, рельефная накладка с изображением голов грифов "валетом" (рис. 7:1, 11; 6:8). У северной стенки найдены золотые кружки, обломок ажурной накладки и т.д. (№№ 126-137) (рис.7:9, 12).
За исключением небольшого количества бисера, все золотые изделия в Большем Новоселовском кургане, изготовлены из фольги различной толщины. Более всего геометрических украшений — рельефных и плоских. Рельефные геометрические украшения представлены "пуговицами" и "запятыми". Из плоских геометрических украшений наиболее простыми являются {32} зубчатые полосы, а также пламевидные орнаменты. Найдены также разнообразные ажурные накладки, которые очень характерны для курганов Алтая пазырыкского времени. Среди человеческих костей найдено только одно золотое изделие — золотая полоска вблизи локтевой кости, возможно, обкладка браслета (рис. 7:13).
Изображения животных представлены, в основном, золотыми бляшками, прикрепленными к какой-то основе, от которой остался только порошок серого цвета. Пять бляшек в форме лежащего архара найдены рядом с бронзовым зеркалом и, вероятно, украшали чехольчик для зеркальца. В Большом Новоселовском кургане найдены рельефные бляшки, изображавшие идущих кошачьих хищников, характерные для сако-савроматского искусства VI—V вв. до н.э. (рис. 6:5-6).
Часть находок связана со входом. Здесь обнаружена ажурная, скомканная грабителями накладка в виде оленя (рис. 6:4). Позднее среди обломков золотой фольги подобрался хорошо сохранившийся фрагмент в форме ноги и стало ясно, что олень был стоящим. Близкая аналогия этому изображению имеется в 1-м Туэктинском кургане (Руденко 1960:112, рис. 60).
Уникальны две бляшки, также найденные в заполнении входа. По абрису они напоминают хорошо известные поясные бляхи и застежки хуннского времени, но там обычно изображается борьба зверей — сюжет несвойственный для тагарского искусства. На бляшках из Большого Новоселовского кургана изображен фантастический персонаж, как бы состоящий из трех частей — туловище кошачьего хищника, голова козла и головки хищных птиц, обрамляющие морду и рога козла (рис. 6:7).
Во входе был найден также железный нож, целиком вместе с лезвием обернутый в золотую фольгу.
Большой Новоселовский курган относится к концу сарагашенского этапа тагарской культуры и к лепешкинскому этапу этой же культуры. Сарагашенский этап первоначально был датирован М.П. Грязновым IV—III вв. до н.э. без каких-либо оснований. Эта дата не выдержала проверки временем и фактическим материалом и убедительнее всего была опровергнута самим М.П. Грязновым, после того, как в раскопанном им в Туве "царском" кургане Аржан — VIII в. до н.э. — были обнаружены характерные раннетагарские вещи, ранее "твердо" датировавшиеся VI в. до н.э. По трем линиям синхронизации: I — ранний тагар = Аржан = черногоровские комплексы Восточной Европы; II — ранний тагар = Уйгарак = Имирлер (Турция); III — ранний тагар = Аржан = оленные камни Монголии = северокочевнические элементы в культуре Западного Чжоу — можно довольно уверенно относить начальную дату тагарской культуры ко времени не позднее VIII в. до н.э. (Грязнов 1983; Курочкин 1991). Соответственно, встает вопрос и об удревнении среднего, сарагашенского этапа тагарской культуры, который нами, после раскопок богатого Большого Полтаковского кургана с многочисленными импортами и аналогиями в хорошо датированных памятниках, датируется теперь VI—IV вв. до н.э. (Курочкин 1990; 1991). В Большом Новоселовском кургане найдены также предметы, характерные для последнего, лепешкинского этапа тагарской культуры III в. до н.э. — уменьшенные котловидные керамические сосуды, железный нож. Таким образом, наиболее обоснованная дата Большого Новоселовского кургана — IV—III вв. до н.э. Коллективное захоронение в кургане не было одноразовым. Это был династийный склеп тагарской племенной знати, который функционировал на протяжении 100-150 лет.

ГРЯЗНОВ, М.П. 1983. Начальная дата развития скифо-сибирских культур // Археология Южной Сибири: 3-18. Кемерово: Кемеровский государственный университет.
ДЭВЛЕТ, М.А. 1976. Большой Салбыкский курган — могила племенного вождя // Из истории Сибири 21: 146-152. Томск: Томский государственный университет.
КИСЕЛЕВ, С.В. 1956. Исследование Большого Салбыкского кургана в 1954—1955 гг. // Тезисы докладов на сессии Отделения истории и Пленуме ИИМК, посвященной итогам археологических экспедиций 1955 г.: 155-156. Москва-Ленинград: Наука.
КУРОЧКИН, Г.Н. 1986. Раскопки на юге Красноярского края // Археологические открытия 1984 года: 184-186. Москва: Наука. 1989.
КУРОЧКИН, Г.Н. Золотые изделия из Большого Новоселовского кургана // Краткие сообщения Института археологии 196: 166-172. 1990.
КУРОЧКИН, Г.Н. "Золотой" курган сибирских скифов // Природа 10: 60-64. 1991.
КУРОЧКИН, Г.Н. Начальная дата тагарской культуры // Проблемы хронологии и периодизации археологических памятников Южной Сибири: 103-105. Барнаул: Сибирское отделение АН СССР.
МАННАЙ-ООЛ, М.Х. 1970. Тува в скифское время. Москва: Наука. {33}
ПШЕНИЦЫНА, М.Н., А.С. ПОЛЯКОВ. 1989. Погребения родоплеменной знати тагарского общества на юге Хакассии // Краткие сообщения Института археологии 196: 59-66.
РУДЕНКО, С.И. 1953. Культура населения Горного Алтая в скифское время. Москва-Ленинград: АН СССР.
РУДЕНКО, С.И. 1960. Культура населения Центрального Алтая в скифское время. Москва: Ленинград: АН СССР.

G.N. Kurochkin. The excavation of a scythian tsar's barrow in southern Siberia.

Summary.
In 1984 during the Middle Yenisei expedition the Large Novoselovsky barrow containing a great number of golden ornaments was studied. The site is situated 220 kilometres south of the town Krasnoyarsk. The grave-mound (4,5 metres high) represented the remains of a large three-stepped pyramid of turf. The lower step of the piramid — mausoleum is faced with brickwork, this is a wall measuring 35x35 metres and 1,7 metres high (fig. 1).
A large grave-pit measuring 6 x 6 x 3 metres was uncovered under the grave-mound. The burial-chamber had a complex design: the walls were reinforced with trimmed beams set vertically, then a floor and a timber-chamber were built (fig.4). The grave is covered with three rows of thick beams, above them there are several rows of birch bark, thick felt, a grating consisting of thin poles, again birch bark and branches of trees (fig.3). Interment was carried out through a special entrance.
Separate bones of 4 deceased persons were found on the floor of the burial-chamber (fig.5). The grave had been robbed at least twice. However, about three hundred golden ornaments and their fragments remained on the floor and in the grave filling by a lucky chance. Most of these articles are situated along the walls of the grave-pit, some - in the pit filling, especially by its western wall, immediately in front of the entrance, and some - in the very entrance. There are some traces of red paint on the right side of flat boards of the timber-chamber. The original decoration of the chamber was very rich; the fact that the ornaments which have remained are greatly deformed and the ornaments of different types are concentrated by the western wall of the chamber, close to the earliest hole used by the robbers, suggests that the latter used to pull out pieces of half-rotten cloth with ornaments fastened to it from under the timber-chamber collapsed and covered with earth and then take those pieces of cloth out through the hole in the chamber wall.
But for a small amount of beads, all the golden articles from the Large Novoselovsky barrow are made of thin golden sheeting. Relief geometric ornaments are represented -by "buttons" and "commas". Of all the flat geometric ornaments toothed stripes and flamelike ornaments are the simpliest. The barrow also contains various open-worked laps which are very characteristic of rich Altai barrows of the Scythian period (fig. 7). Animal images are mainly represented by relief golden plates. Five plates in the form of a he-goat were found next to a bronze mirror and must have decorated a cover in which the mirror was kept. Besides, the barrow contained plates bearing the images of walking feline predators, which is characterisctic of the art of the Saka and Sauromatian tribes of the 6th-5th centuries B.C. (fig. 6).
Some finds were excavated in the entrance, such as an openworked lap in the shape of a deer, which had been broken by the robbers. The entrance filling contained two unique plates. They resemble well-known Hunnish clasps. However, the latter usually bore the scenes of fight between animals - the subject not characteristic of the art of the South Siberian Scythians. A fantastic character is represented on the plates from the Novoselovsky barrow. It consists of three parts: a feline predator's body, a he-goat's head and heads of birds of prey around the goat's muzzle and horns.
The entrance also contained an iron knife wrapped up in gold foil together with the blade.
A small bronze vessel with large horizontal handles was found in the corner of the grave (fig. 8). There are traces of a lost ring-base on the outer side of the bottom. The walls show some traces of repair-"patches". This vessel must have been used for a long time before it was put into the grave with its last owner. Comparable with the vessel considered is a bronze pot with the remains of charred hemp from the second Pazyryk barrow in the Altai. Similar ritual vessels are also known in the Pamirs in Kazakhstan, the South Urals. They usually date from the 5th-3rd centuries B.C.
Fragments of two clay vessels in the form of small kettles with handles were excavated on the floor of the burial chamber. {34}
By the fence of the barrow, on the ancient surface a young woman with her hands tied in carpi was sacrificed and buried (fig.2).
The barrow's age is established according to its parallels in Central Asia, Kazakhstan, and, especially, in rich Altai barrows of the Scythian period. In keeping with these parallels the barrow can be dated the 4th - the begenning of the 3rd centuries B.C. (the Tagar culture). {35}


Рис. 1. Большой Новоселовский курган. План и разрез насыпи и подкурганного сооружения.
Fig. 1. The Large Novoselovsky barrow. Plan and section of the barrow and the construction under it. {36}

Рис. 2. Большой Новоселовский курган. Безинвентарное захоронение в углу ограды —закладная жертва (могила 2).
Fig. 2. The Large Novoselovsky barroow. The burial containing no grave goods, in the corner of the fence (grave 2). {37}

Рис. 3. Большой Новоселовский курган. Погребальная камера. Верхняя оболочка перекрытия из бересты, войлока, жердей и хвороста. План и разрезы.
Fig. 3. The Large Novoselovsky barrow. A funeral chamber. The upper cover of the roof is made of birch bark, thick felt, poles and brushwood. Plan and sections. {38}

Рис. 4. Большой Новоселовский курган. Бревенчатые конструкции погребальной камеры и входа в нее (А); пол входа и план дна с остатками сруба (Б).
Fig. 4 The Large Novoselovsky barrow. Log constructions of the funeral chamber and entrance into it (A); the floor of the entrance and the plan of the bottom with the remains of the frame (B). {39}

Рис. 5. Большой Новоселовский курган. План дна погребальной камеры. Номерами обозначены находки золотых изделий и некоторых других вещей, уцелевших под упавшим срубом.
Fig. 5. The Large Novoselovsky barrow. Plan of the bottom of the funeral chamber. Numbered are the 1 of golden articles and some other objects which spared by the collapse of the frame. {40}

Рис. 6. Большой Новоселовский курган. Изображения животных; золото. 1-2. Лежащие архары, украшавшие чехольчик бронзового зеркала (обозначено на рис. 5 буквой А); 3 — стоящий архар (№ 58 на Рис. 5); 4 — изображение оленя, найденное во входе; 5-6 — идущие кошачьи хищники (№№ 113 и 79); 7 — фигурка синкретического существа, найденная во входе; 8 — золотая накладка с изображением голов грифа (№ 113 а).
Fig. 6. The Large Novoselovsky barrow. Images of animals; gold. 1-2. Laying wild rams decorating the cover of a bronze mirror (marked with letter A in Fig. 5); 3 — a standing wild raw (№ 58 in Fig. 5); 4 — the image of a deer found in the entrance; 5-6 — walking Felidae predators (№№ 113 and 79); 7 — the figure of a syncretic creature found in the entrance; 8 — a golden plate with the image of griffonheads (№ 113 a). {41}

Рис. 7. Большой Новоселовский курган. Золотые украшения геометрической формы. 1 — соотв. № 122 на плане (Рис. 5); 2 — на плане № 130; 3 — на плане № 2; 4, 7 — находки в заполнении могильной ямы; 5 — на плане № 98; 6 — на плане № 13; 8 — на плане № 30; 9, 12 — на плане №№ 133, 135.
Fig 7. The Large Novoselovsky barrow. Golden ornaments of geometric shape. 1 — corresponds to № 122 on the plan (Fig. 5); 2 — № 130 on the plan; 3 — № 2 on the plan; 4, 7 — finds in the filling of the grave pit; 5 — № 98 on the plan; 6 — № 13 on the plan; 8 — № 30 on the plan; 9, 12 — №№ 133,135 on the plan. {42}

Рис. 8. Большой Новоселовский курган. Бронзовый котелок-курильница пазырыкского типа.
Fig. 8. The Large Novoselovsky barrow. A bronze pot - censer of the Pazyryk type. {43}

*) Россия, Санкт-Петербург, 191065, Дворцовая наб., 18, Институт истории материальной культуры РАН, Отдел средней Азии и Кавказа.