Темы

Австролоиды Альпийский тип Америнды Англия Антропологическая реконструкция Антропоэстетика Арабы Арменоиды Армия Руси Археология Аудио Аутосомы Африканцы Бактерии Балканы Венгрия Вера Видео Вирусы Вьетнам Гаплогруппы генетика Генетика человека Генетические классификации Геногеография Германцы Гормоны Графики Греция Группы крови Деградация Демография в России Дерматоглифика Динарская раса ДНК Дравиды Древние цивилизации Европа Европейская антропология Европейский генофонд ЖЗЛ Живопись Животные Звёзды кино Здоровье Знаменитости Зодчество Иберия Индия Индоарийцы интеллект Интеръер Иран Ирландия Испания Исскуство История Италия Кавказ Канада Карты Кельты Китай Корея Криминал Культура Руси Латинская Америка Летописание Лингвистика Миграция Мимикрия Мифология Модели Монголоидная раса Монголы Мт-ДНК Музыка для души Мутация Народные обычаи и традиции Народонаселение Народы России научные открытия Наши Города неандерталeц Негроидная раса Немцы Нордиды Одежда на Руси Ориентальная раса Основы Антропологии Основы ДНК-генеалогии и популяционной генетики Остбалты Переднеазиатская раса Пигментация Политика Польша Понтиды Прибалтика Природа Происхождение человека Психология Разное РАСОЛОГИЯ РНК Русская Антропология Русская антропоэстетика Русская генетика Русские поэты и писатели Русский генофонд Русь Семиты Скандинавы Скифы и Сарматы Славяне Славянская генетика Среднеазиаты Средниземноморская раса Схемы США Тохары Тураниды Туризм Тюрки Тюрская антропогенетика Укрология Уралоидный тип Филиппины Фильм Финляндия Фото Франция Храмы Хромосомы Художники России Цыгане Чехия Чухонцы Шотландия Эстетика Этнография Этнопсихология Юмор Япония C Cеквенирование E E1b1b G I I1 I2 J J1 J2 N N1c Q R1a R1b Y-ДНК

Поиск по этому блогу

четверг, 22 декабря 2016 г.

Книга об исландцах Íslendingabók

Íslendingabók

В 2015 году вышла в свет книга Виктор Тороп. Норманны на Руси. Ингвар Путешественник. — Быково: МОО «Императорское Русское историческое общество», ООО «Киммерийский центр», 2015 г. — 456 с: ил.
Треть книги составляют мои переводы «Книги об исландцах» и «Книги о занятии земли». Перевод был опубликован по сублицензионному договору, но почему-то издатель не счёл нужным указать меня как автора перевода.

  • Книга об исландцах (русский перевод)
  • Íslendingabók (древнеисландский текст)
  • Скачать в формате FictionBook (fb2)

Книга об исландцах

Íslendingabók

Произведение священника Ари Мудрого

Пролог

«Книгу об исландцах» я написал вначале для наших епископов, Торлака1 и Кетиля2, и показал им обоим и священнику Сэмунду3. И так как в чем-то она им понравилась в таком виде, а в чем-то они захотели добавлений, то я переписал ее в том же духе без родословных и житий конунгов и пополнил тем, о чем позже я узнал получше, и теперь в этой книге рассказано полнее, чем в той.
А всему, что неверно сказано в этих писаниях, следует предпочесть то, что окажется вернее4.
Уппландский конунг Хальвдан Белая Нога, сын шведского конунга Олава Дровосека, был отцом Эйстейна Грома, отца Хальвдана Щедрого на Золото и Скупого на Еду, отца Гудрёда Конунга Охотника, отца Хальвдана Черного, отца Харальда Прекрасноволосого, что первым из этого рода стал единым конунгом над всей Норвегией.
В этой книге содержатся главы:
1. О заселении Исландии; 2. О первопоселенцах и принятии законов; 3. О создании альтинга; 4. О календаре; 5. О делении на четверти; 6. О заселении Гренландии; 7. О том, как в Исландию пришло христианство; 8. Об иноземных епископах; 9. О епископе Ислейве; 10. О епископе Гицуре.

Начало рассказа об исландцах

1. О заселении Исландии

Исландия впервые была заселена из Норвегии в дни Харальда Прекрасноволосого, сына Хальвдана Черного, в то время — по мнению и подсчетам моего воспитателя Тейта5, мудрейшего человека, которого я знал, сына епископа Ислейва, и брата моего отца Торкеля, сына Геллира, который многое помнил, а также Турид, дочери Снорри Годи, которая была как очень умной, так и нелживой женщиной, — Ивар, сын Рагнара Кожаные Штаны, велел убить английского конунга Эадмунда Святого6, а то было восемьсот семьдесят лет после рождества Христова7, по тому, как написано в саге о нем8.
Ингольвом9 звали норвежца, который, как истинно говорят, впервые приехал оттуда в Исландию, когда Харальду Прекрасноволосому было шестнадцать зим10, а в следующий раз несколькими зимами позже. Он поселился на юге в Заливе Дымов. По его имени названы Мыс Ингольва на восток от Минтачной Косы11, где он впервые ступил на землю, и Гора Ингольва на запад от Реки Пивного Водопада, которую он позже сделал своей собственностью.
В то время в Исландии от гор до побережья росли леса12. Тогда здесь жили какие-то люди-христиане, которых норвежцы назвали «папарами»13, и позже они уехали прочь, потому что не хотели жить рядом с язычниками. После них остались книги на ирландском языке, колокольчики и посохи. По этому мы можем понять, что были то ирландцы.
И тогда большое множество людей уехало из Норвегии сюда, до тех пор, пока конунг Харальд не запретил это, потому что он думал, что страна начинает становиться безлюдной. Тогда было установлено так, что каждый человек, который оттуда ехал сюда, должен был уплатить конунгу пять эйриров, кроме тех, кто был от этого освобожден. И как сказывают, Харальд был уже семьдесят зим конунгом и было ему восемьдесят лет14. Вначале плата составляла то, что мы сейчас называем ландэйриры, временами она становилась больше, а временами меньше, пока Олав Толстый постановил, что каждый человек, который едет между Норвегией и Исландией, должен уплатить конунгу полмарки15, за исключением женщин и тех людей, кто был освобожден от этого. Так нам рассказал Торкель сын Геллира.

2. О первопоселенцах и принятии законов

Хроллауг, сын Рёгнвальда, ярла из Мёри, поселился на востоке на Побережье. Оттуда пошли люди с Побережья.
Кетильбьёрн, сын Кетиля, норвежец, поселился на юге на вершине Мшистой Горы. Оттуда пошли люди с Мшистой Горы.
Ауд, дочь Кетиля Плосконосого, норвежского херсира, поселилась на западе в Широком Фьорде. Оттуда пошли люди из Широкого Фьорда.
Хельги Тощий, норвежец, сын Эйвинда Норвежца, поселился на севере в Островном Фьорде. Оттуда пошли люди из Островного Фьорда.
Когда же Исландия стала широко заселена, один норвежец, которого звали Ульвльот, впервые установил здесь законы, взятые из Норвегии, как нам рассказал Тейт, и они были названы Законами Ульвльота — он был отцом Гуннара, от которого произошли люди из Глубокой Долины в Островном Фьорде. Эти законы были большей частью такие же, каковы были законы Гулатинга, а также постановления Торлейва Мудрого, сына Хёрда-Кари, где что добавить, где убрать, а где установить по-другому. Ульвльот жил на востоке в Лагуне.
Говорят, что Грим Козлиная Борода был его сводным братом, и он объехал всю Исландию перед тем, как был основан альтинг. И от каждого человека здесь в стране он получил по пеннингу, и затем отдал он то богатство храмам.

3. О создании альтинга16

Тот альтинг, что сейчас есть, был основан по совету Ульвльота и всех местных жителей, а ему предшествовал тинг в Килевом Мысе, в котором предводительствовал Торстейн, сын первопоселенца Ингольва и отец законоговорителя Торкеля Луны, и вожди, что присоединились к нему.
Одного человека обвинили в убийстве раба или вольноотпущенника, у него была земля в Синем Лесу. Его звали Торир Курчавая Борода, а сына его дочери звали Торвальд Курчавая Борода, который позже переехал в Восточные Фьорды и сжег там своего брата Гуннара. Так рассказал Халль, сын Орэкьи.
А того, кого убили, звали Коль. А ущелье, в котором нашли труп, по его имени называют с тех пор Ущельем Коля.
Земля эта стала позже всеобщей собственностью и была утверждена для нужд альтинга. С тех пор там можно было свободно рубить лес для альтинга и использовать пастбища для выпаса лошадей. Так рассказал нам Ульвхедин.
Также мудрые люди рассказывают, что Исландия была полностью заселена за шестьдесят лет, и позже больше не заселялась.
Сразу после Ульвльота законоговорителем17 стал Хравн, сын Лосося, и был им двадцать лет. Он был из Дворов Кривой Реки. То было шестьдесят зим после убийства Эадмунда конунга, зима или две до того, как умер Харальд Прекрасноволосый, по подсчетам мудрых людей.
Торарин Брат Раги, сын Олейва Рукоятки, стал законоговорителем после Хравна и был им другие двадцать лет. Родом он был с Городищенского Фьорда.

4. О календаре18

Тогда было так, что мудрейшие люди в стране насчитывали в двух полугодиях 364 дня, что составляет 52 недели, или 12 месяцев по 30 ночей и еще четыре дня сверх — но они заметили по движению солнца, что лето сдвигается назад к весне. Но никто не мог им сказать, что в двух полугодиях одним днем больше, чем в целых неделях, и это было причиной.
Одного человека звали Торстейн Черный. Он жил в Широком Фьорде и был сыном Халльстейна, сына первопоселенца Торольва Бородача с Мостра, и Оск, дочери Торстейна Рыжего. Ему приснилось, как будто он находится подле Скалы Закона19, и там было множество людей; он бодрствует, а все остальные как будто спят. А потом он как будто засыпает, но все остальные люди просыпаются. Этот сон растолковал Освивр, сын Хельги, отец матери Геллира, сына Торкеля, таким образом, что все люди будут молчать, когда он заговорит на Скале Закона, а потом, когда он замолчит, все будут одобрять им сказанное. А оба они были очень мудрыми людьми.
И, когда позже люди собрались на тинге, тогда предложил он на Скале Закона, чтобы каждое седьмое лето добавлялась дополнительная неделя, и посмотреть, что из этого получилось бы. Как и растолковал сон Освивр, тогда все люди очень одобрили это и по совету Торкеля Луны и других мудрых людей поскорее записали это в законы.
По правильному счету в каждому году 365 дней, если год не високосный, и на один больше в високосном; а по нашему счету 364 дня. Но по нашему счету к каждому седьмому году добавляется неделя, и получается, что семь лет одинаковой длины по обоим счетам. А если високосный год случается дважды между удлиненными годами, тогда следует увеличить шестой.

5. О делении на четверти20

Большая тяжба была на тинге между Тордом Ревуном, сыном Олейва Фейлана, и Оддом, прозванным Одд из Междуречья. Он был с Городищенского Фьорда. Торвальд, его сын, вместе с Куриным Ториром сожгли Торкеля, сына Сонного Кетиля, в Долинах Арнольва. Торд Ревун был во главе обвинения, поскольку Херстейн, сын Торкеля, сына Сонного Кетиля был женат на Торунн, дочери его сестры. Она была дочь Хельги и Гуннара, сестра Йофрид, на которой женился Торстейн, сын Эгиля.
Они приехали на тот тинг, что был в Городищенском Фьорде в том месте, что позже было названо Мыс Тинга. Там был тогда закон, по которому обвинение в убийстве должно было вноситься в наиболее близкий к месту убийства тинг. А они бились там, и тинг не мог проводиться по закону. Там пал Торольв Лис, брат Альва из Долин, из людей Торда Ревуна.
Когда потом приехали виновные на альтинг, то они там сражались опять. Тогда погибли люди Одда, пока Куриный Торир не был признан вне закона и затем убит вместе с теми, кто был на сожжении.
Тогда Торд Ревун сказал речь на Скале Закона, касающуюся того, как плохо людям ездить на чужие тинги для предъявления обвинения в убийстве или ранении. И он поведал, что случилось с ним до того, как смог довести это дело до закона, и что многие испытают трудности, если такое положение вещей не будет исправлено.
Тогда земля была поделена на четверти так, что в каждой четверти стало по три тинга, и тяжбы должны были рассматриваться там же, откуда были люди. А вот в Северной Четверти было четыре, потому там не удалось достичь согласия. Люди, жившие на севере в Островном Фьорде, не пожелали посещать тинг Мысового Фьорда, что был к западу. Но в этой четверти так же назначались судьи и выбирались в лёгретту, как и в любой другой. А затем были основаны тинги четверти. Так рассказал нам законоговоритель Ульвхедин, сын Гуннара.
Торкель Луна, сын Торстейна и внук Ингольва, стал законоговорителем после Торарина Брата Раги и был им пятнадцать лет. После него законоговорителем семнадцать лет был Торгейр со Светлого Озера, сын Торкеля.

6. О заселении Гренландии

Страна, что зовется Гренландией, была открыта и заселялась из Исландии.
Эйриком Рыжим звали человека из Широкого Фьорда, который поехал отсюда и поселился в том месте, что позже назвали Эйриковым Фьордом. Он дал этой стране имя и назвал Гренландией (Зеленой Страной) и сказал, что людям скорее захочется туда поехать, если у страны будет хорошее название. Они нашли там признаки людских поселений, как на востоке, так и на западе страны21, обломки лодок и каменные сооружения, из чего было понятно, что тут были люди из того народа, что населял Виноградную Страну, а гренландцы их называли скрелингами. И произошло это, когда он поселился в той стране, за 14 или 15 лет22 до того, как сюда в Исландию пришло христианство, из того, как рассказывал в Гренландии Торкелю сыну Геллира тот, кто сам последовал за Эйриком.

7. О том, как в Исландию пришло христианство23

Король Олав24, сын Трюггви, внук Олава и правнук Харальда Прекрасноволосого, принес христианство в Норвегию и в Исландию. Он прислал сюда в страну священника, которого звали Тангбранд25, и тот учил здесь людей христианству и крестил всех тех, кто принял веру. Халль с Побережья, сын Торстейна, крестился рано, и Хьяльти, сын Скегги из Долины Бычьей Реки, и Гицур Белый, сын Тейта, внук Кетильбьёрна с Мшистой Горы, и многие другие хёвдинги. И все-таки было больше таких, которые противились и отказывались. Тангбранд пробыл здесь зиму или две, а потом уехал прочь, убив двух или трех человек, которые его высмеяли. И он рассказал конунгу Олаву, когда приехал на восток26, что здесь с ним произошло, и говорил, что нет надежды, чтобы здесь приняли христианство. Конунг очень рассердился по этому поводу и намерился приказать покалечить и убить наших земляков, что были тогда на востоке.
Но в то же самое лето прибыли отсюда Гицур и Хьяльти, они добились освобождения оных у конунга и обещали ему снова свою помощь, дабы здесь было принято христианство, и говорили, что надеются ни на что иное, что это удастся.
А на следующее лето они и священник, которого звали Тормод, выехали с востока и приплыли к островам Вестманнаэйяр27, когда прошло десять недель лета28, и все у них шло благополучно. Так, по словам Тейта, рассказывал человек, который сам был там.
Прошлым летом было провозглашено законом, чтобы люди приезжали на альтинг, когда пройдут десять недель лета, а до этого собирались на неделю раньше29.
Они сразу поплыли к материку [в Исландию], а потом на альтинг, но уговорили Хьяльти, чтобы он оставался в Купальной Долине с одиннадцатью соратниками, потому что прошлым летом на альтинге он был приговорен к изгнанию за богохульство30. А он был осужден за то, что сказал у Скалы Закона такие стихи:
Уж, верно, не сробею
назвать сукой Фрейю31.
Гицур со своими соратниками ехали, пока приехали к такому месту возле Озера Пивного Водопада32, которое называется Кипящий Котел, и оттуда послали весть в тинг, чтобы все их сторонники приезжали им навстречу, так как они узнали, что их противники собираются битвой охранять от них Поле Тинга. А перед тем, как они оттуда уехали, туда прискакал Хьяльти и те, кто оставались с ним.
А потом они поехали на тинг, и сначала встретили их родичи и друзья, как они и попросили. Но все язычники собрались в полном вооружении, и было близко к тому, что они чуть не начали биться, и нельзя было угадать, чем это закончилось бы.
А на следующий день Гицур и Хьяльти пошли к Скале Закона и объявили оттуда свое дело. И как сказывают, что на диво хорошо они говорили, а случилось так потому, что один человек упоминал, а другие свидетельствовали это. А христиане и язычники заявили, что не будут придерживаться одних и тех же законов, и после этого разошлись от Скалы Закона.
Тогда христиане попросили Халля с Побережья, чтобы он провозгласил их закон, которому должны следовать христиане. Но Халль решил освободиться от этого и заключил с законоговорителем Торгейром сделку, чтобы он провозгласил, а он в то время был еще язычником.
Когда же люди разошлись по палаткам, Торгейр улегся, закутавшись в свой плащ, и не двигался весь день и следующую ночь, и не говорил ни слова. А на следующее утро он поднялся и сказал, чтобы люди собрались у Скалы Закона.
И когда люди пришли туда, начал он свою речь, и сказал, что кажется ему, что дела запутаются безнадежно, если здесь в стране не будет одних законов для всех. Он по-разному убеждал людей, чтобы не допускали сего, и говорил, что от этого произойдут такие распри, что между людей начнутся такие раздоры, от которых страна разорится. Он рассказал про то, как конунги из Норвегии и Дании долгое время воевали меж собою, пока жители этих стран не заключили мир между ними, хотя они этого и не желали. А это решение было осуществлено таким образом, что они (жители) сразу послали друг другу драгоценности, и в правду этот мир держался, пока они были живы33.
— И мне кажется, что лучше всего, — говорил Торгейр, — что и мы не позволили бы решать тем, кто больше всего хотят вражды между нами, а так, что и одни, и другие имели в какой-то степени голос. И да будет у нас у всех одни законы и одна вера. Окажется правдой, что когда мы разделим законы, тем же разорвем и мир.
И он закончил свою речь так, что и те, и другие согласились с тем, что у всех должен быть один закон, такой, какой он провозгласит.
Тогда было постановлено, что все люди должны быть христианами, а те, которые здесь в стране были еще некрещеные, должны принять крещение. А оставление детей34 и поедание конины35 все еще оставались в древних законах. Жертвовать люди должны тайно, а если бы нашли свидетелей этого, то они должны были объявляться вне закона. Но по прошествии нескольких зим это язычество было запрещено, как и прочее.
Об этих событиях нам поведал Тейт, о том, как в Исландию пришло христианство. В то же лето, по рассказу священника Сэмунда, пал Олав36, сын Трюггви. Он тогда сражался против датского конунга Свейна, сына Харальда, и Олава Шведского, сына конунга шведов Эйрика из Уппсалы, и Эйрика, сына Хакона, который позже стал ярлом в Норвегии. Это случилось, когда после убийства Эадмунда прошло сто тридцать зим, а после рождества Христова тысяча — по всеобщему исчислению.

8. Об иноземных епископах

Вот имена тех епископов из других стран, что побывали в Исландии, по рассказу Тейта: Фридрек37 приехал сюда в язычество, а эти были позже: Бьярнхард Книжник — пять лет, Коль — несколько лет, Хродольв — девятнадцать лет, Йохан Ирландец — несколько лет, Бьярнхард — девятнадцать лет, Хейнрек — два года. Потом пришли сюда другие пятеро, которые назвались епископами: Эрнольв, Годискальк и трое армян: Петрус, Абрахам и Стефанус.
Грим с Мшистой Горы, сын Свертинга, стал законоговорителем после Торгейра и был им два лета, а потом он разрешил, чтобы его сменил Скафти, сын Тородда, сын его сестры, потому что у него самого был хриплый голос.
Скафти был законоговорителем двадцать семь лет. Он установил закон пятого суда38 и то, что никто не должен объявлять о чужом убийстве, а до этого был такой же закон, как и в Норвегии. В его дни много вождей и могущественных людей было изгнано за убийства и агрессию при помощи его сильного влияния и добросовестного исполнения обязанностей. Он скончался в тот же год39, в который пал Олав Толстый40, сын Харальда, сына Гудрёда, сына Бьёрна, сына Харальда Прекрасноволосого, тридцатью годами позже смерти Олава, сына Трюггви.
Потом законоговорителем три лета был Стейн, сын Торгеста, после него двадцать лет — Торкель, сын Тьёрви, а потом девять лет Геллир, сын Бёльверка.

9. О епископе Ислейве

Ислейв, сын Гицура Белого, был посвящен в епископы в дни норвежского конунга Харальда, сына Сигурда, сына Хальвдана, сына Сигурда Хриси, сына Харальда Прекрасноволосого. Так как хёвдинги и добрые люди заметили, что Ислейв был более сведущ, чем другие ученые, что жили тогда в стране, тогда они посылали своих сыновей к нему в обучение и просили посвятить их в священники. Позже двое из них были посвящены в епископы, Коль, который жил в Восточном Заливе, и Йоан из Холмов.
У Ислейва было три сына. Все они были способными хёвдингами: Гицур Епископ, Тейт Священник, отец Халля, и Торвальд. Тейта вырастил Халль в Ястребиной Долине, а тот всеми считался здесь в стране из необразованных людей самым щедрым и полным других добродетелей. Я пришел к Халлю, когда мне было семь зим, зиму после того, как скончался мой дед и воспитатель Геллир, сын Торкеля, и прожил там четырнадцать зим.
Гуннар Мудрый был законоговорителем, когда освободился Геллир, и был им три лета. Потом шесть лет — Кольбейн сын Флоси. В то лето, как он стал законоговорителем, в Англии погиб король Харальд41. Потом опять Геллир — три лета. Потом опять Гуннар — одно лето. Потом восемь лет — Сигват сын Сурта, сын сестры Кольбейна.
В те дни с юга из Фраккланда сюда в страну приехал Сэмунд, сын Сигфуса, и позже он стал священником.
Ислейв был посвящен в епископы, когда ему было пятьдесят лет. Тогда папой был Лев Седьмой. А в следующую зиму Ислейв был в Норвегии, но потом вернулся сюда. А скончался он в Скалахольте, а тогда он был епископом уже 24 зимы. Так нам сказал Тейт. То произошло в День Господень, на шестую ночь после праздника Петра и Павла, восьмидесятью зимами позже гибели Олава сына Трюггви42.
Тогда я жил у моего воспитателя Тейта, мне было 12 лет. А Халль, который был как памятлив, так и нелжив, и помнил о том, как его крестили, рассказал нам, что Тангбранд крестил его в возрасте трех лет, а то было за зиму до того, как христианство было принято по закону. А поселился он в Ястребиной Долине, когда ему было 30 лет, и жил здесь 64 зимы, и было ему 94 зимы, когда он скончался, а было то на День Епископа Мартена, на десятую зиму после смерти епископа Ислейва.

10. О епископе Гицуре

Епископ Гицур, сын Ислейва, был посвящен в епископы по просьбе местных жителей в дни конунга Олава, сына Харальда, двумя зимами после того, как скончался Ислейв. В одну из этих зим он жил здесь в стране, а в другую — в Гаутланде. А правильное имя его было такое, когда его называли Гисрёд. Так он рассказывал нам.
Маркус сын Скегги стал законоговорителем после Сигвата (это произошло в тот год, когда епископ Гицур жил одну зиму здесь в стране) и был им двадцать четыре года. По его рассказу записаны жития всех законоговорителей в этой книге, которые были до нашей памяти, а ему рассказали его брат Торарин и их отец Скегги, и другие мудрые люди о жизнях тех, кто были до его памяти; например, Бьярни Мудрый, их дед, рассказал, что помнил о законоговорителе Торарине и шести других законоговорителях после него.
Епископ Гицур был любим всеми исландцами больше, чем любой из других людей, про которых мы знаем, что они были здесь в стране. По его популярности и речам Сэмунда и его друзей, под начальством законоговорителя Маркуса, в законах было принято, чтобы все люди сосчитали и оценили свое имущество, и присягнули, что то, что у них было в виде земли или в виде движимого имущества, оценено верно, а потом отделили десятину церкви. Это значительный знак того, как соотечественники слушались этого мужа, коль он добился того, чтобы все имущество, что находилось в Исландии, и сама земля были оценены под присягами, и были отделены десятины, и было принято в законах, что так будет, пока в Исландии будут жить люди.
Епископ Гицур повелел также издать закон о том, что епископский престол в Исландии будет находиться в Скалахольте, а до этого его нигде не было, и он отдал епископству земли Скалахольта и множество иных богатств, как в виде земель, так и в виде движимого имущества.
А так как ему показалось, что эти места становятся все богаче, то он отдал свыше четверти своего епископства для того, чтобы здесь в стране было два епископства, а не одно, как его просили жители Севера. Но перед этим он велел пересчитать здесь в стране бондов, и было тогда семь целых сотен в Четверти Восточных Фьордов, десять в Четверти Кривой Реки, девять в Четверти Широкого Фьорда, двенадцать в Четверти Островного Фьорда. Во всей Исландии не сосчитанными остались те, кто не платил взнос, чтобы ехать на тинг.
Ульвхедин, сын Гуннара Мудрого, стал законоговорителем после Маркуса, и был им девять лет, после него был Бергтор, сын Хравна — шесть, а потом — Гудмунд, сын Торгейра двенадцать лет.
В первое лето, когда Бергтор провозглашал законы, было принято нововведение, что в следующую зиму должно записать законы в книгу у Хавлиди сына Мара, по словам и под надзором Бергтора и других мудрых мужей, которые были для этого избраны. Они должны были сделать в законах все те нововведения, которые им покажутся лучше, чем древние законы. Они должны быть объявлены следующим летом в лёгретте, а приняты те из них, против которых не возразит большая часть народа. И вначале в законы были записаны Вигслоди43 и многое другое и объявлены священниками следующим летом в лёгретте. И это всем понравилось, и никто не стал возражать.
И было еще в первое лето, когда Бергтор провозглашал законы, что епископ Гицур не поехал на тинг по болезни. Но он послал на альтинг своим друзьям и хёвдингам обращение, чтобы они просили Торлака, сына Рунольва, сына Торлейка, брата Халля из Ястребиной Долины, чтобы тот согласился, чтобы его посвятили в епископы. И все сделали так, как было в его обращении, и так случилось потому, что Гицур сам очень просил об этом, а Торлак в то лето уехал и воротился в следующее, и тогда его посвятили в епископы.
Гицур был посвящен в епископы, когда ему было сорок лет. Тогда папой был Григорий Седьмой44. Потом она на следующую зиму был в Дании, а летом опять вернулся сюда в страну. Когда же он был епископом уже двадцать четыре года, как его отец, тогда Йоан сын Эгмунда был посвящен первым епископом на престол в Холмах. Тогда ему было шестьдесят четыре года. А двенадцатью зимами спустя, когда Гицур был епископом всего тридцать шесть зим, был посвящен в епископы Торлак. Гицур велел посвятить его в епископы на престол в Скалахольте еще при своей жизни. Тогда Торлаку было тридцать два года. А тридцатью ночами позже епископ Гицур скончался в Скалахольте, в третий день недели, в пятые календы июня45.
В тот же год, но раньше, чем епископ Гицур, умерли папа Пасхалий Второй, йорсалирский конунг Балдвини, иерусалимский патриарх Арнальдус и шведский конунг Филипп, а позже в то же самое лето — греческий конунг Алексий, который тридцать восемь зим сидел на престоле в Миклагарде46. А двумя зимами позже была смена века. Тогда конунгами в Норвегии семнадцать зим были Эйстейн и Сигурд47, после своего отца Магнуса, сына Олава, сына Харальда. То было сто двадцать зим после смерти Олава сына Трюггви, или двести пятьдесят зим после убийства английского конунга Эадмунда, или 516 после смерти папы Григория48, который крестил Англию, по подсчетам. А он скончался на второй год правления кесаря Фоко49, на 604 зиму после рождения Христа по всеобщему счету. А всего прошло 1120 лет.
Здесь заканчивается эта книга.

Приложение

11. Рода епископов

Вот рода и родословные исландских епископов:
Первопоселенец Кетильбьёрн, который жил на юге на вершине Мшистой Горы, был отцом Тейта, отца Гицура Белого, отца Ислейва, который был первым епископом в Скалахольте и отцом епископа Гицура.
Первопоселенец Хроллауг, который жил на востоке в Широком Дворе на Побережье, был отцом Эцура, отца Тордис, матери Халля с Побережья, отца Эгиля, отца Торгерд, матери Йоана, который был первым епископом в Холмах.
Первопоселенка Ауд, которая жила на западе в Лощине, в Широком Фьорде, была матерью Торстейна Рыжего, отца Олейва Фейлана, отца Торда Ревуна, отца Торхильд Куропатки, матери Торда Лошадиная Голова, отца Карлсефни, отца Снорри, отца Халльфрид, матери Торлака, который сейчас епископ в Скалахольте, после Гицура.
Первопоселенец Хельги Тощий, который жил на севере на Христовом Мысе в Островном Фьорде, был отцом Хельги, матери Эйнара, отца Эйольва — сына Вальгерд, — отца Кетиля, который сейчас епископ в Холмах, после Йоана.

12. Родословная

Вот имена родословной Инглингов и людей из Широкого Фьорда:
1. Ингви Конунг Тюрков; 2. Ньёрд Шведский Конунг; 3. Фрейр; 4. Фьёльнир, который умер у Фроди Миротворца; 5. Свегдир; 6. Ванланди; 7. Висбур; 8. Домальд; 9. Домар; 10 Дюггви; 11. Даг; 12. Альрек; 13. Агни; 14. Ингви; 15. Ёрунд; 16. Аун Старый; 17. Эгиль Вендильская Ворона; 18. Оттар; 19. Адильс из Уппсалы; 20. Эйстейн; 21. Ингвар; 22. Энунд Дорога; 23. Ингьяльд Коварный; 24. Олав Дровосек; 25. уппландский конунг Хальвдан Белая Нога; 26. Гудрёд; 27. Олав; 28. Хельги; 29. Ингьяльд, сын дочери Сигурда, сына Рагнара Кожаные Штаны; 30. Олейв Белый; 31. Торстейн Рыжий; 32. Олейв Фейлан, который первый из них жил в Исландии; 33. Торд Ревун; 34. Эйольв, который крестился в старости, когда христианство пришло в Исландию; 35. Торкель; 36. Геллир, отец Торкеля, отца Бранда, и Торгильса, моего отца, а меня зовут Ари.

Примечания

Ари Торгильссон по прозванию «Мудрый» (Ari inn fróði Þorgilsson, 1067–1148 гг.) считается основоположником исландской исторической литературы и одним из отцов исландской литературы в целом. Как свидетельствует об Ари Снорри Стурлусон: «Он был первым человеком здесь в стране, кто на северном языке записал истории древности и современности». Конечно, судя по его сохранившимся произведениям, его талант скорее выражался в исторических исследованиях, чем в литературном творчестве, хотя его проза прозрачна и адекватна его намерениям. В отношении фактов исландской истории единственным источником Ари была устная традиция, т. е. свидетельства очевидцев. Но тем не менее, проза Ари заслуживает большого доверия: в те времена, когда в ходу было множество полуисторических традиций, Ари ничего не принимает без наилучших имеющихся доказательств, которые он обычно цитирует. Также он был аккуратен в установке хронологии, и на его датировки опирается множество хронологий сагах, составленных историками позже. Имеется краткий, но информирующий обзор жизни и работы Ари в прологе Снорри к «Кругу Земному». Из утверждений Снорри и самого Ари следующие работы могут быть с уверенностью приписаны Ари:
1. Íslendingabók, «Книга об исландцах» (утеряна). Ари говорит, что она содержала жития конунгов и генеалогии вдобавок к материалу более поздней Libellus Islandorum. Вероятно, на эти жития конунгов ссылался Снорри, хотя вполне вероятно, что эти жизнеописания составляли другие работы Ари, ныне утерянные. Более ничего о первой редакции «Книги об исландцах» неизвестно. Написана она была около 1120 г.
2. Libellus Islandorum, которую обычно также называют Íslendingabók. Она была написана в период между 1122 и 1133 гг., но в какое именно время этого периода уточнить невозможно. Эта книга (вернее, книжечка — в ней всего 10–20 страниц в современных изданиях) представляет собой краткую, но очень богатую фактами и строго хронологическую историю Исландии в период 870–1120 гг. В ней рассказывается о заселении Исландии, учреждении альтинга, принятии древнейших законов, открытии Гренландии, введении христианства, древнейших епископах и законоговорителях. «Книга об исландцах» была, по-видимому, первым историческим произведением в исландской литературе и послужила основой для исторических (т. е. родовых и королевских) саг.
Хаук Эрлендссон в конце своей копии Landnámabók в его знаменитой рукописной книге (Hauksbók) говорит, что Ари частично участвовал в создании «Книги о занятии страны», хотя, конечно же, он мог иметь в виду, что информация в «Книге о занятии» опиралась на «Книгу об исландцах». Степень же участия Ари в собственно написании «Книги о занятии земли», возможно, никогда не будет узнана.
Многие поздние авторы, как и Снорри, цитировали Ари, что показывает длительный интерес к истории, который возбудила его книга. Такие цитирования мы находим в «Книге о занятии земли» (ii.12.6), «Саге о людях из Лососьей Долины», «Саге о людях с Песчаного Берега», «Саге о Стурлунгах» (i.204). Иногда информация, приписываемая Ари, отличается от сведений в самой «Книге об исландцах», и возможно, объясняется это тем, что автор цитирует первую редакцию книги. Наглядный пример этого — отрывок и «Саги о Стурлунгах».
Неизвестно, был ли Ари автором еще других произведений.
«Книга об исландцах» сохранилась в двух списках XVII века (AM 113b, лучшая копия, и AM 113a), копиях с утерянного манускрипта XII в. Переписчик, Йон Эрлендссон, воспроизводит правописание средневекового манускрипта. «Книга об исландцах» неоднократно издавалась, например Gother, Altnordische Sagabibliothek no. 1, 2nd ed. 1924; H. Hermansson, Islandica, XV, Ithaca, N. Y., 1930.

1 Торлак Рунольвссон (1085–1133), епископ Скальхольта с 1118 г.
2 Кетиль Торстейнссон (1074–1145), епископ Холара с 1122 г.
3 Священник Сэмунд — известен как Сэмунд Мудрый Сигфуссон (1056–1133), автор несохранившихся исторических произведений на латинском языке. Раньше ему приписывалась «Старшая Эдда», и до сих пор «Поэтическую Эдду» часто называют «Эддой Сэмунда», чтобы отличить ее от «Эдды Снорри».
4 Кстати, это — одна из самых знаменитых цитат во всей древнеисландской литературе. Её Хеймир Паульссон в шутку сравнивает с подобными фразами современных авторов: «Я благодарю тех и тех коллег, которые мне помогали, но если в книге остались ошибки, то это — только моя собственная вина…»
5 Тейт Ислейвссон (ок. 1044–1110 гг.).
6 Эадмунд, король Восточной Англии, был убит в 870 г. датчанами под предводительством Ингвэра (в соответствии с древнеанглийской традицией). К этой дате Ари часто обращается для того, чтобы связать хронологически историю Исландии с европейской историей. Имя Ingwær соответствует древнеисландскому Yngvarr, это имя было спутано с Inwær (др.-исл. Ívarr), именем одного из сыновей Рагнара Кожаные Штаны. Этот Рагнар, герой полулегендарной «Саги о Рагнаре Кожаные Штаны», был знаменитым датским викингом, предводителем множества викингских походов, самым известным из которых была атака Парижа в 845 г. Согласно скандинавской традиции, Рагнар был схвачен во время похода в Нортумбрии, и по приказу короля Эллы его кинули в яму со змеями. Этот Элла, возможно, идентичен нортумбрийскому королю Эллу, убитому сыновьями Рагнара в 866 г.
7 Эта дата (870 г.) расходится с данными «Книги о занятии земли», которая соотносит поселение Ингольва в 874 г. Неясно, какая дата правильна, хотя большинство авторитетов придерживаются 874 г.
8 «Сага» об Эадмунде — скорее всего, его жизнеописание на латинском языке пера Аббо из Fleury (ок. 980 г.). Имеется его превосходный пересказ на древнеанглийском языке в «Житиях святых» Элфрика.
9 Ингольв Арнарсон — норвежец, первый поселенец Исландии, прибыл в Исландию из западной Норвегии примерно в 874 г.
10 Даты жизни Харальда Прекрасноволосого неясны. Исландские источники, основывающиеся на хронологии Ари, предполагают 850–933 гг., но сейчас обычно принимается, что он жил много позже, возможно, 865–948 гг. Согласно «Кругу Земному» Харальду было десять лет, когда он наследовал своему отцу.
11 Минтачная Коса — происхождение названия объяснено в «Книге о занятии земли». На корабле Хьёрлейва, двоюродного брата Ингольва, были проблемы с питьевой водой, и ирландские рабы для утоления жажды в море приготовили нечто вроде густого напитка, смешав вместе муку (гэльск. min) и масло. Но затем пошёл дождь, и на тенте оказалось много воды, из-за чего минтак прокис, и его выбросили за борт. Поэтому это место, куда минтак снесло течением, и получило такое название (Íslensk Fornrit, 1, 45). Минтак, возможно, соответствует ирландскому menadach, одному из блюд, похожему на описанное здесь.
12 Во времена Ари в Исландии росло немного деревьев, а сейчас даже еще меньше. Строительный лес в значительной степени должен был завозиться из Норвегии.
13 Папары — ирландские монахи, которые жили в Исландии с 800 г. или немногим раньше. Скандинавы открыли остров только около 860 г. Некоторые из этих монашеских поселений отмечены в местных топонимах, например, остров Papey или фьорд Papafjörðr, на юго-восточном побережье.
14 В свое восьмидесятилетие Харальд посадил на трон Эйрика, хотя прожил после этого еще около трех лет. В основании своей хронологии Ари, несомненно, берет это отречение.
15 Марка равнялась восьми эйрирам (унциям). Обычная марка весила около 214 грамм.
16 Альтинг был учрежден в 930 г.
17 Законоговоритель объявлял действующий закон, вел законодательное собрание и т. п.
18 Реформа календаря, о которой говорится в этой главе, произошла около 955 г.
19 С расположенной на поле тинга Скалы Закона делались официальные объявления и т. п.
20 Разделение всей страны на четверти произошло, согласно исчислению Ари, приблизительно в 963 году. Другие источники — около 965 г.
21 Восток и запад страны соответствуют двум скандинавским поселениям в Гренландии, Eystribygð и Vestribygð. На самом деле они не на востоке и западе, а оба на западном побережье, Eystribygð немного южнее.
22 986 г.
23 Более детальное описание событий, связанных с христианизацией Исландии, имеется в Kristni saga, но Ари дает несколько подробностей, которые отсутствуют в этой саге.
24 Олав Трюггвасон (963–1000) правил Норвегией с 995 г. Он был крещен во время одного викингского похода на запад, был обращен отшельником, который жил на одном из Syllingar Eyjar (возможно, Scilly Isles). Олав попытался силой христианизировать Норвегию, но это ему удалось лишь с частичным успехом.
25 Тангбранд Вильбальдуссон появился в Исландии в 997 г. Он был саксонец благородного происхождения, сыном Бременского графа, и скорее воином, чем священником. Его миссионерство в Исландии было наказанием, наложенным на него королем Олавом за викингские похождения. Миссия Тангбранда в Исландии была провалена в основном из-за его жестоких действий там.
26 На восток — т. е. в Норвегию.
27 Вестманнаэйяр — «Острова Западных Людей» — ирландцев?
28 Считалось, что лето начинается в четверг между 9 и 15 апреля.
29 Следовательно, альтинг открывался в четверг между 18 и 24 июня, а до 1000 г. — на неделю раньше. Продолжался тинг две недели.
30 Хьяльти был приговорен к т. н. «фьёрбаугсгард», малому объявлению вне закона, то есть трехгодичному изгнанию. Полное объявление вне закона называлось «скогганг». В обоих случаях имелось в виду поражение в правах в Исландии и конфискация имущества. В первом случае лишь на три года, во втором — навсегда.
Термин «фьёрбаугсгард» составной: «фьёрбауг» («кольцо жизни») — это та плата, которую отдавал приговоренный своему годи, сначала серебряное кольцо, затем одну марку. Если он не мог заплатить, то автоматически объявлялся вне закона. Упоминание «гард» обозначает те границы, где мог находиться приговоренный, обычно территория трех хуторов, находящихся на расстоянии не более одного дня пути, до отбытия из страны. Три лета максимум он мог находиться в стране, после чего должен был уехать за границу на три года. В этом случае он объявлялся heilagr, «неприкосновенным». По истечении срока он мог вернуться, восстанавливался во всех правах, как будто ничего и не происходило.
«Скогганг» — это пожизненное и полное поражение в правах. Skóggangsmaðr (или skóggarmaðr, или alsekr) мог быть безнаказанно убитым. Ему нельзя было оказывать помощь, а если ему удалось скрыться за границей, то он не мог вернуться, и соотечественники могли убить его безо всяких санкций.
31 Размер стиха Хьяльти называется málaháttr. Одд Монах в своей версии (Codex AM 310) добавляет еще строку, но она, возможно, не подлинная. Дополнительные строки имеются также в «Саге о Ньяле», гл. 102.
32 Теперь оно называется Озеро Полей Тинга (Тингвадлаватн).
33 Конунгов в «Саге о христианах» зовут Трюггви Норвежский и Даг Датский. Историческая основа предания, которое рассказал Торгейр, неизвестна, этот пример легендарен, а не историчен. Смысл его в том, что возможно заключение мира даже между не желающими этого сторонами.
34 Оставление новорожденного ребенка в пустынном месте практиковалось нуждающимися родителями и разрешалось по языческому закону. См. «Сагу о Гуннлауге», гл. 3.
35 Жертвенными животными у язычников часто были лошади, их мясо варилось и употреблялось в пищу во время языческих празднеств.
36 Исландия была обращена в христианство и Олав Трюггвасон был убит в 1000 г. История последней битвы Олава против объединенного датско-шведско-норвежского флота при Свольдре рассказана в саге о нем в «Круге Земном».
37 Саксонский епископ Фридрек был в Исландии в 981–986 гг.
38 Пятый суд был учрежден в 1004 или 1005 г.
39 1030 г.
40 Он же Олав Святой.
41 1066 г.
42 Епископ Ислейв умер в воскресенье 5 июля 1080 г.
43 Вигслоди (Vígslóði) — та часть «Серого Гуся», в котором говорится о поединках и убийствах.
44 Папа римский Григорий VII (1073–1085).
45 Вторник, 28 мая 1118 г.
46 Пасхалий Второй — папа римский (1099–1118); Балдвини — Балдвин I Болонский, король Иерусалима (1100–1118); Арнальдус — Арнульф (Малькон) де Роше, иерусалимский патриарх (1112–1118); шведский конунг Филипп Халльстейнссон (1112–1118); Алексий — византийский император Алексей I Комнин (1081–1118).
47 Эйстейн и Сигурд, сыновья Магнуса Голоногого.
48 Папа римский Григорий I (590–604).
49 Византийский император Фока (602–610).
© Перевод с древнеисландского: Тимофей Ермолаев (Стридманн)
Благодарности: Угнюс Микучёнис, Эгиль и Halldóra Traustadóttir.
См. также статью: B. O. Казанский. «Книга об исландцах» Ари Мудрого и история Исландии IX–XII вв.
Перевод был опубликован в книге: Хорхе Луис Борхес. Наставления: Эссе. — СПб.: Азбука-классика, 2005 г.

Íslendingabók

Formáli

Íslendingabók gerða ek fyrst byskupum órum, Þorláki ok Katli, ok sýndak bæði þeim ok Sæmundi presti. En með því at þeim líkaði svá at hafa eða þar við auka, þá skrifaða ek þessa of it sama far fyr útan áttartölu ok konunga ævi, ok jókk því, er mér varð síðan kunnara ok nú er gerr sagt á þessi en á þeiri.
En hvatki er missagt er í fræðum þessum, þá er skylt at hafa þat heldr, er sannara reynist.
Hálfdan hvítbeinn Upplendingakonungr, sonr Óláfs trételgju Svíakonungs, var faðir Eysteins frets, föður Hálfdanar ins milda ok ins matarilla, föður Goðröðar veiðikonungs, föður Hálfdanar ins svarta, föður Haralds ins hárfagra, er fyrstr varð þess kyns einn konungr at öllum Norvegi.
In hoc codice continentur capitula: [Í bók þessari eru þessir kapítular.]
Frá Íslands byggð i. Frá landnámsmönnum ii ok lagasetning. Frá alþingissetning iii. Frá misseristali iv. Frá fjórðungadeild v. Frá Grænlands byggð vi. Frá því, er kristni kom á Ísland vii. Frá byskupum útlendum viii. Frá Ísleifi byskupi ix. Frá Gizuri byskupi (x).

Incipit libellus Islandorum.

Hér hefur Íslendingabók.

1. Frá Íslands byggð.

Ísland byggðist fyrst ór Norvegi á dögum Haralds ins hárfagra, Hálfdanarsonar ins svarta, í þann tíð, at ætlun ok tölu þeira Teits, fóstra míns, þess manns, er ek kunna spakastan, sonar Ísleifs byskups, ok Þorkels, föðurbróður míns, Gellissonar, er langt munði fram, ok Þuríðar Snorradóttur goða, er bæði var margspök ok óljúgfróð, er Ívarr Ragnarssonr loðbrókar lét drepa Eadmund inn helga Englakonung. En þat var átta hundruð ok sjau tigum vetra eftir burð Krists, at því er ritit er í sögu hans.
Ingólfr hét maðr nórrænn, er sannliga er sagt, at færi fyrst þaðan til Íslands, þá er Haraldr inn hárfagri var sextán vetra gamall, en í annat sinn fám vetrum síðar. Hann byggði suðr í Reykjarvík. Þar er Ingólfshöfði kallaðr fyr austan Minþakseyri, sem hann kom fyrst á land, en þar Ingólfsfell fyr vestan Ölfossá, er hann lagði sína eigu á síðan.
Í þann tíð var Ísland viði vaxit á milli fjalls ok fjöru. Þá váru hér menn kristnir, þeir er Norðmenn kalla Papa, en þeir fóru síðan á braut, af því at þeir vildu eigi vera hér við heiðna menn, ok létu eftir bækr írskar ok bjöllur ok bagla. Af því mátti skilja, at þeir váru menn írskir.
En þá varð för manna mikil mjök út hingat ór Norvegi, til þess unz konungrinn Haraldr bannaði, af því at honum þótti landauðn nema. Þá sættust þeir á þat, at hverr maðr skyldi gjalda konungi fimm aura, sá er eigi væri frá því skiliðr ok þaðan færi hingat. En svá er sagt, at Haraldr væri sjau tigi vetra konungr ok yrði áttræðr. Þau hafa upphöf verit at gjaldi því, er nú er kallat landaurar, en þar galzt stundum meira, en stundum minna, unz Óláfr inn digri gerði skírt, at hverr maðr skyldi gjalda konungi hálfa mörk, sá er færi á milli Norvegs ok Íslands, nema konur eða þeir menn, er hann næmi frá. Svá sagði Þorkell oss Gellissonr.

2. Frá landnámsmönnum ok lagasetning.

Hrollaugr, sonr Rögnvalds jarls á Mæri, byggði austr á Síðu. Þaðan eru Síðumenn komnir.
Ketilbjörn Ketilssonr, maðr nórrænn, byggði suðr at Mosfelli inu efra. Þaðan eru Mosfellingar komnir.
Auðr, dóttir Ketils flatnefs, hersis nórræns, byggði vestr í Breiðafirði. Þaðan eru Breiðfirðingar komnir.
Helgi inn magri, nórrænn, sonr Eyvindar Austmanns, byggði norðr í Eyjafirði. Þaðan eru Eyfirðingar komnir.
En þá er Ísland var víða byggt orðit, þá hafði maðr austrænn fyrst lög út hingat ór Norvegi, sá er Úlfljótr hét, svá sagði Teitr oss, ok váru þá Úlfljótslög kölluð, — hann var faðir Gunnars, er Djúpdælir eru komnir frá í Eyjafirði, — en þau váru flest sett at því, sem þá váru Gulaþingslög eða ráð Þorleifs ins spaka Hörða-Kárasonar váru til, hvar við skyldi auka eða af nema eða annan veg setja. Úlfljótr var austr í Lóni.
En svá er sagt, at Grímr geitskör væri fóstbróðir hans, sá er kannaði Ísland allt at ráði hans, áðr alþingi væri átt. En honum fekk hverr maðr penning til á landi hér, en hann gaf fé þat síðan til hofa.

3. Frá alþingissetning.

Alþingi var sett at ráði Úlfljóts ok allra landsmanna, þar er nú er, en áðr var þing á Kjalarnesi, þat er Þorsteinn Ingólfssonr landnámamanns, faðir Þorkels mána lögsögumanns, hafði þar ok höfðingjar þeir, er at því hurfu.
En maðr hafði sekr orðit of þræls morð eða leysings, sá er land átti í Bláskógum. Hann er nefndr Þórir kroppinskeggi, en dóttursonr hans er kallaðr Þorvaldr kroppinskeggi, sá er fór síðan í Austfjörðu ok brenndi þar inni Gunnar, bróður sinn. Svá sagði Hallr Órækjusonr. En sá hét Kolr, er myrðr var. Við hann er kennd gjá sú, er þar er kölluð síðan Kolsgjá, sem hræin fundust.
Land þat varð síðan allsherjarfé, en þat lögðu landsmenn til alþingis neyzlu. Af því er þar almenning at viða til alþingis í skógum ok á heiðum hagi til hrossahafnar. Þat sagði Úlfheðinn oss.
Svá hafa ok spakir menn sagt, at á sex tigum vetra yrði Ísland albyggt, svá at eigi væri meir síðan.
Því nær tók Hrafn lögsögu Hæingssonr landnámamanns, næstr Úlfljóti, ok hafði tuttugu sumur. Hann var ór Rangárhverfi. Þat var sex tigum vetra eftir dráp Eadmundar konungs, vetri eða tveim, áðr Haraldr inn hárfagri yrði dauðr, at tölu spakra manna.
Þórarinn Ragabróðir, sonr Óleifs hjalta, tók lögsögu næstr Hrafni ok hafði önnur tuttugu. Hann var borgfirzkr.

4. Frá misseristali.

Þat var ok þá, er inir spökustu menn á landi hér höfðu talit í tveim misserum fjóra daga ins fjórða hundraðs, — þat verða vikur tvær ins sétta tegar, en mánuðr tólf þrítögnáttar ok dagar fjórir umbfram, — þá merkðu þeir at sólargangi, at sumar munaði aftr til vársins. En þat kunni engi segja þeim, at degi einum var fleira en heilum vikum gegndi í tveim misserum, ok þat olli.
En maðr hét Þorsteinn surtr. Hann var breiðfirzkr, sonr Hallsteins Þórólfssonar Mostrarskeggja landnámamanns ok Óskar Þorsteinsdóttur ins rauða. Hann dreymði þat, at hann hygðist vera at Lögbergi, þá er þar var fjölmennt, ok vaka, en hann hugði alla menn aðra sofa. En síðan hugðist hann sofna, en hann hugði þá alla menn aðra vakna. Þann draum réð Ósvífr Helgasonr, móðurfaðir Gellis Þorkelssonar, svá, at allir menn myndi þögn varða, meðan hann mælti at Lögbergi, en síðan, er hann þagnaði, at þá myndi allir þat róma, er hann hefði mælt. En þeir váru báðir spakir menn mjök.
En síðan, er menn kómu til þings, þá leitaði hann þess ráðs at Lögbergi, at it sjaunda hvert sumar skyldi auka viku ok freista, hvé þá hlýddi. En svá sem Ósvífr réð drauminn, þá vöknuðu allir menn við þat vel, ok var þá þat þegar í lög leitt at ráði Þorkels mána ok annarra spakra manna.
At réttu tali eru í hverju ári fimm dagar ins fjórða hundraðs, ef eigi er hlaupár, en þá einum fleira. En at óru tali verða fjórir. En þá er eykst at óru tali it sjaunda hvert at viku, en engu at hinu, þá verða sjau ár saman jafnlöng at hvárutveggja. En ef hlaupár verða tvau á milli þeira, er auka skal, þá þarf auka it sétta.

5. Frá fjórðungadeild.

Þingadeild mikil varð á milli þeira Þórðar gellis, sonar Óleifs feilans ór Breiðafirði, ok Odds, þess er kallaðr var Tungu-Oddr. Hann var borgfirzkr. Þorvaldr, sonr hans, var at brennu Þorkels Blund-Ketilssonar með Hæsna-Þóri í Örnólfsdali. En Þórðr gellir varð höfðingi at sökinni, af því at Hersteinn Þorkelssonr, Blund-Ketilssonar, átti Þórunni, systurdóttur hans. Hon var Helgu dóttir ok Gunnars, systir Jófríðar er Þorsteinn átti Egilssonr.
En þeir váru sóttir á þingi því, er var í Borgarfirði í þeim stað, er síðan er kallat Þingnes. Þat váru þá lög, at vígsakar skyldi sækja á því þingi, er næst var vettvangi. En þeir börðust þar, ok mátti þingit eigi heyjast at lögum. Þar fell Þórólfr refr, bróðir Álfs í Dölum, ór liði Þórðar gellis.
En síðan fóru sakarnar til alþingis, ok börðust þeir þar þá enn. Þá fellu menn ór liði Odds, enda varð sekr hann Hæsna-Þórir ok drepinn síðan ok fleiri þeir, er at brennunni váru.
Þá talði Þórðr gellir tölu umb at Lögbergi, hvé illa mönnum gegndi at fara í ókunn þing at sækja of víg eða harma sína, ok talði, hvat honum varð fyrir, áðr hann mætti því máli til laga koma, ok kvað ýmissa vandræði mundu verða, ef eigi réðist bætr á.
Þá var landinu skipt í fjórðunga, svá at þrjú urðu þing í hverjum fjórðungi, ok skyldu þingunautar eiga hvar saksóknir saman, nema í Norðlendingafjórðungi váru fjögur, af því at þeir urðu eigi á annat sáttir. Þeir, er fyr norðan váru Eyjafjörð, vildu eigi þangat sækja þingit, ok eigi í Skagafjörð þeir, er þar váru fyr vestan. En þó skyldi jöfn dómnefna ok lögréttuskipun ór þeira fjórðungi sem ór einum hverjum öðrum. En síðan váru sett fjórðungaþing. Svá sagði oss Úlfheðinn Gunnarssonr lögsögumaðr.
Þorkell máni Þorsteinssonr, Ingólfssonar, tók lögsögu eftir Þórarin Ragabróður ok hafði fimmtán sumur. Þá hafði Þorgeirr at Ljósavatni Þorkelssonr sautján sumur.

6. Frá Grænlands byggð.

Land þat, er kallat er Grænland, fannst ok byggðist af Íslandi.
Eiríkr inn rauði hét maðr breiðfirzkr, er fór út heðan þangat ok nam þar land, er síðan er kallaðr Eiríksfjörðr. Hann gaf nafn landinu ok kallaði Grænland ok kvað menn þat mundu fýsa þangat farar, at landit ætti nafn gott. Þeir fundu þar manna vistir bæði austr ok vestr á landi ok keiplabrot ok steinsmíði þat, er af því má skilja, at þar hafði þess konar þjóð farit, er Vínland hefir byggt ok Grænlendingar kalla Skrælingja. En þat var, er hann tók byggva landit, fjórtán vetrum eða fimmtán fyrr en kristni kæmi hér á Ísland, at því er sá talði fyr Þorkeli Gellissyni á Grænlandi, er sjálfr fylgði Eiríki inum rauða út.

7. Frá því, er kristni kom til Íslands.

Óláfr konungr Tryggvasonr, Óláfssonar, Haraldssonar ins hárfagra, kom kristni í Norveg ok á Ísland.
Hann sendi hingat til lands prest þann, er hét Þangbrandr ok hér kenndi mönnum kristni ok skírði þá alla, er við trú tóku. En Hallr á Síðu Þorsteinssonr lét skírast snimhendis ok Hjalti Skeggjasonr ór Þjórsárdali ok Gizurr inn hvíti Teitssonr, Ketilbjarnarsonar frá Mosfelli, ok margir höfðingjar aðrir. En þeir váru þó fleiri, er í gegn mæltu ok neittu. En þá er hann hafði hér verit einn vetr eða tvá, þá fór hann á braut ok hafði vegit hér tvá menn eða þrjá, þá er hann höfðu nítt. En hann sagði konunginum Óláfi, er hann kom austr, allt þat, er hér hafði yfir hann gingit, ok lét örvænt, at hér myndi kristni enn takast. En hann varð við þat reiðr mjök ok ætlaði at láta meiða eða drepa ossa landa fyrir, þá er þar váru austr.
En þat sumar it sama kómu útan heðan þeir Gizurr ok Hjalti ok þágu þá undan við konunginn ok hétu honum umbsýslu sinni til á nýjaleik, at hér yrði enn við kristninni tekit, ok létu sér eigi annars ván en þar myndi hlýða.
En it næsta sumar eftir fóru þeir austan ok prestr sá, er Þormóðr hét, ok kómu þá í Vestmannaeyjar, er tíu vikur váru af sumri, ok hafði allt farizt vel at. Svá kvað Teitr þann segja, er sjálfr var þar.
Þá var þat mælt it næsta sumar áðr í lögum, at menn skyldi svá koma til alþingis, er tíu vikur væru af sumri, en þangat til kómu viku fyrr.
En þeir fóru þegar inn til meginlands ok síðan til alþingis ok gátu at Hjalta, at hann var eftir í Laugardali með tólfta mann, af því at hann hafði áðr sekr orðit fjörbaugsmaðr it næsta sumar á alþingi of goðgá. En þat var til þess haft, at hann kvað at Lögbergi kviðling þenna:
Vilk eigi goð geyja.
Grey þykki mér Freyja.
En þeir Gizurr fóru, unz þeir kómu í stað þann í hjá Ölfossvatni, er kallaðr er Vellankatla, ok gerðu orð þaðan til þings, at á mót þeim skyldi koma allir fulltingsmenn þeira, af því at þeir höfðu spurt, at andskotar þeira vildi verja þeim vígi þingvöllinn. En fyrr en þeir færi þaðan, þá kom þar ríðandi Hjalti ok þeir, er eftir váru með honum.
En síðan riðu þeir á þingit, ok kómu áðr á mót þeim frændr þeira ok vinir, sem þeir höfðu æst. En inir heiðnu menn hurfu saman með alvæpni, ok hafði svá nær, at þeir myndi berjast, at eigi of sá á milli.
En annan dag eftir gingu þeir Gizurr ok Hjalti til Lögbergis ok báru þar upp erendi sín. En svá er sagt, at þat bæri frá, hvé vel þeir mæltu. En þat gerðist af því, at þar nefndi annarr maðr at öðrum vátta, ok sögðust hvárir ór lögum við aðra, inir kristnu menn ok inir heiðnu, ok gingu síðan frá Lögbergi.
Þá báðu inir kristnu menn Hall á Síðu, at hann skyldi lög þeira upp segja, þau er kristninni skyldi fylgja. En hann leystist því undan við þá, at hann keypti at Þorgeiri lögsögumanni, at hann skyldi upp segja, en hann var enn þá heiðinn.
En síðan er menn kómu í búðir, þá lagðist hann niðr Þorgeirr ok breiddi feld sinn á sik ok hvílði þann dag allan ok nóttina eftir ok kvað ekki orð. En of morguninn eftir settist hann upp ok gerði orð, at menn skyldi ganga til Lögbergis.
En þá hóf hann tölu sína upp, er menn kómu þar, ok sagði, at honum þótti þá komit hag manna í ónýtt efni, ef menn skyldi eigi hafa allir lög ein á landi hér, ok talði fyr mönnum á marga vega, at þat skyldi eigi láta verða, ok sagði, at þat myndi at því ósætti verða, er vísaván var, at þær barsmíðir gerðust á milli manna, er landit eyddist af. Hann sagði frá því, at konungar ór Norvegi ok ór Danmörku höfðu haft ófrið ok orrostur á milli sín langa tíð, til þess unz landsmenn gerðu frið á milli þeira, þótt þeir vildu eigi. En þat ráð gerðist svá, at af stundu sendust þeir gersemar á milli, enda hélt friðr sá, meðan þeir lifðu. «En nú þykkir mér þat ráð,» kvað hann, «at vér látim ok eigi þá ráða, er mest vilja í gegn gangast, ok miðlum svá mál á milli þeira, at hvárirtveggju hafi nakkvat síns máls, ok höfum allir ein lög ok einn sið. Þat mun verða satt, er vér slítum í sundr lögin, at vér munum slíta ok friðinn.
En hann lauk svá máli sínu, at hvárirtveggju játtu því, at allir skyldi ein lög hafa, þau sem hann réði upp at segja.
Þá var þat mælt í lögum, at allir menn skyldi kristnir vera ok skírn taka, þeir er áðr váru óskírðir á landi hér. En of barnaútburð skyldu standa in fornu lög ok of hrossakjötsát. Skyldu menn blóta á laun, ef vildu en varða fjörbaugsgarðr, er váttum of kæmi við. En síðar fám vetrum var sú heiðni af numin sem önnur.
Þenna atburð sagði Teitr oss at því, er kristni kom á Ísland. En Óláfr Tryggvason fell it sama sumar at sögu Sæmundar prests. Þá barðist hann við Svein Haraldsson Danakonung ok Óláf inn sænska, Eiríksson at Uppsölum Svíakonungs, ok Eirík, er síðan var jarl at Norvegi, Hákonarson. Þat var hundrað ok þremr tigum vetra eftir dráp Eadmundar, en þúsund eftir burð Krists at alþýðu tali.

8. Frá byskupum útlendum.

Þessi eru nöfn byskupa þeira, er verit hafa á Íslandi útlendir at sögu Teits: Friðrekr kom í heiðni hér, en þessir váru síðan: Bjarnharðr inn bókvísi fimm ár, Kolr fá ár, Hróðólfr nítján ár, Jóhan inn írski fá ár, Bjarnharðr nítján ár, Heinrekr tvau ár.
Enn kómu hér aðrir fimm, þeir er byskupar kváðust vera: Örnólfr ok Goðiskálkr ok þrír ermskir: Pétrús ok Ábrahám ok Stéphánús.
Grímr at Mosfelli Svertingssonr tók lögsögu eftir Þorgeir ok hafði tvau sumur, en þá fekk hann lof til þess, at Skafti Þóroddsonr hefði, systursonr hans, af því at hann var hásmæltr sjálfr.
Skafti hafði lögsögu stuttugu og sjau sumur. Hann setti fimmtardómslög ok þat, at engi vegandi skyldi lýsa víg á hendr öðrum manni en sér, en áðr váru hér slík lög of þat sem í Norvegi. Á hans dögum urðu margir höfðingjar ok ríkismenn sekir eða landflótta of víg eða barsmíðir af ríkis sökum hans ok landstjórn. En hann andaðist á inu sama ári ok Óláfr inn digri fell Haraldssonr, Goðröðarsonar, Bjarnarsonar, Haraldssonar ins hárfagra, þremr tigum vetra síðar en Óláfr felli Tryggvasonr.
Þá tók Steinn Þorgestissonr lögsögu ok hafði þrjú sumur. Þá hafði Þorkell Tjörvasonr tuttugu sumur. Þá hafði Gellir Bölverkssonr níu sumur.

9. Frá Ísleifi byskupi.

Ísleifr Gizurarsonr ins hvíta var vígðr til byskups á dögum Haralds Norvegskonungs Sigurðarsonar, Hálfdanarsonar, Sigurðarsonar hrísa, Haraldssonar ins hárfagra. En er þat sá höfðingjar ok góðir menn, at Ísleifr var miklu nýtri en aðrir kennimenn, þeir er á þvísa landi næði, þá seldu honum margir sonu sína til læringar ok létu vígja til presta. Þeir urðu síðan vígðir tveir til byskupa, Kollr, er var í Vík austr, ok Jóan at Hólum.
Ísleifr átti þrjá sonu. Þeir urðu allir höfðingjar nýtir, Gizurr byskup ok Teitr prestr, faðir Halls, ok Þorvaldr. Teit fæddi Hallr í Haukadali, sá maðr, er þat var almælt, at mildastr væri ok ágæztr at góðu á landi hér ólærðra manna. Ek kom ok til Halls sjau vetra gamall, vetri eftir þat, er Gellir Þorkelssonr, föðurfaðir minn ok fóstri, andaðist, ok vark þar fjórtán vetr.
Gunnar inn spaki hafði tekit lögsögu, þá er Gellir lét af, ok hafði þrjú sumur. Þá hafði Kolbeinn Flosason sex. Þat sumar, er hann tók lögsögu, fell Haraldr konungr á Englandi. Þá hafði Gellir í annat sinn þrjú sumur. Þá hafði Gunnarr í annat sinn eitt sumar. Þá hafði Sighvatr Surtssonr, systursonr Kolbeins, átta.
Á þeim dögum kom Sæmundr Sigfússonr sunnan af Frakklandi hingat til lands ok lét síðan vígjast til prests.
Ísleifr var vígðr til byskups, þá er hann var fimmtögr. Þá var Leó septimus páfi. En hann var inn næsta vetr í Norvegi ok fór síðan út hingat. En hann andaðist í Skálaholti, þá er hann hafði alls verit byskup fjóra vetr ok tuttugu. Svá sagði Teitr oss. Þat var á dróttins degi sex náttum eftir hátíð þeira Pétars ok Páls, átta tigum vetra eftir Óláfs fall Tryggvasonar.
Þar var ek þá með Teiti, fóstra mínum, tólf vetra gamall. En Hallr sagði oss svá, er bæði var minnigr ok ólyginn ok munði sjálfr þat, er hann var skírðr, at Þangbrandr skírði hann þrévetran, en þat var vetri fyrr en kristni væri hér í lög tekin. En hann gerði bú þrítögr ok bjó sex tigi ok fjóra vetr í Haukadali ok hafði níu tigi ok fjóra vetr, þá er hann andaðist, en þat var of hátíð Martens byskups á inum tíunda vetri eftir andlát Ísleifs byskups.

10. Frá Gizuri byskupi.

Gizurr byskup, sonr Ísleifs, var vígðr til byskups at bæn landsmanna á dögum Óláfs konungs Haraldssonar, tveim vetrum eftir þat, er Ísleifr andaðist. Þann var hann annan hér á landi, en annan á Gautlandi. En þá var nafn hans rétt, at hann hét Gisröðr. Svá sagði hann oss.
Markús Skeggjasonr hafði lögsögu næstr Sighvati ok tók þat sumar, er Gizurr byskup hafði einn vetr verit hér á landi, en fór með fjögur sumur ok tuttugu. At hans sögu er skrifuð ævi allra lögsögumanna á bók þessi, þeira er váru fyr várt minni, en honum sagði Þórarinn, bróðir hans, ok Skeggi faðir þeira, ok fleiri spakir menn til þeira ævi, er fyr hans minni váru, at því er Bjarni inn spaki hafði sagt, föðurfaðir þeira, er munði Þórarin lögsögumann ok sex aðra síðan.
Gizurr byskup var ástsælli af öllum landsmönnum en hverr maðr annarra, þeira er vér vitim hér á landi hafa verit. Af ástsælð hans ok tölum þeira Sæmundar, með umbráði Markús lögsögumanns, var þat í lög leitt, at allir menn tölðu ok virtu allt fé sitt ok sóru, at rétt virt væri, hvárt sem var í löndum eða í lausaaurum, ok gerðu tíund af síðan. Þat eru miklar jartegnir, hvat hlýðnir landsmenn váru þeim manni, er hann kom því fram, at fé allt var virt með svardögum, þat er á Íslandi var, ok landit sjálft ok tíundir af gervar ok lög á lögð, at svá skal vera, meðan Ísland er byggt.
Gizurr byskup lét ok lög leggja á þat, at stóll byskups þess, er á Íslandi væri, skyldi í Skálaholti vera, en áðr var hvergi, ok lagði hann þar til stólsins Skálaholtsland ok margra kynja auðæfi önnur bæði í löndum ok lausum aurum.
En þá er honum þótti sá staðr hafa vel at auðæfum þróazt, þá gaf hann meir en fjórðung byskupsdóms síns til þess, at heldr væru tveir byskupsstólar á landi hér en einn, svá sem Norðlendingar æstu hann til. En hann hafði áðr látit telja búendr á landi hér, ok váru þá í Austfirðingafjórðungi sjau hundruð heil, en í Rangæingafjórðungi tíu, en í Breiðfirðingafjórðungi níu, en í Eyfirðingafjórðungi tólf, en ótalðir váru þeir, er eigi áttu þingfararkaupi at gegna of allt Ísland.
Úlfheðinn Gunnarssonr ins spaka tók lögsögu eftir Markús ok hafði níu sumur, þá hafði Bergþórr Hrafnssonr sex, en þá hafði Goðmundr Þorgeirssonr tólf sumur.
It fyrsta sumar, er Bergþórr sagði lög upp, var nýmæli þat gert, at lög ór skyldi skrifa á bók at Hafliða Mássonar of vetrinn eftir at sögu ok umbráði þeira Bergþórs ok annarra spakra manna, þeira er til þess váru teknir. Skyldu þeir gerva nýmæli þau öll í lögum, er þeim litist þau betri en hin fornu lög. Skyldi þau segja upp it næsta sumar eftir í lögréttu ok þau öll halda, er inn meiri hlutr manna mælti þá eigi gegn. En þat varð at framfara, at þá var skrifaðr Vígslóði ok margt annat í lögum ok sagt upp í lögréttu af kennimönnum of sumarit eftir. En þat líkaði öllum vel, ok mælti því manngi í gegn.
Þat var ok it fyrsta sumar, er Bergþórr sagði lög upp, þá var Gizurr byskup óþingfærr af sótt. Þá sendi hann orð til alþingis vinum sínum ok höfðingjum, at biðja skyldi Þorlák Runólfsson, Þorleikssonar, bróður Halls í Haukadali, at hann skyldi láta vígjast til byskups. En þat gerðu allir svá sem orð hans kómu til, ok fekkst þat af því, at Gizurr hafði sjálfr fyrr mjök beðit, ok fór hann útan þat sumar, en kom út it næsta eftir ok var þá vígðr til byskups.
Gizurr var vígðr til byskups, þá er hann var fertögr. Þá var Grégóríús septimus páfi. En síðan var hann inn næsta vetr í Danmörku ok kom of sumarit eftir hingat til lands. En þá er hann hafði verit tuttugu ok fjóra vetr byskup, svá sem faðir hans, þá var Jóan Ögmundarsonr vígðr til byskups fyrstr til stóls at Hólum. Þá var hann vetri miðr en hálfsextögr. En tólf vetrum síðar, þá er Gizurr hafði alls verit byskup þrjá tigi ok sex vetr, þá var Þorlákr vígðr til byskups. Hann lét Gizurr vígja til stóls í Skálaholti at sér lifanda. Þá var Þorlákr tveim vetrum meir en þrítögr, en Gizurr byskup andaðist þrjátigi náttum síðar í Skálaholti á inum þriðja degi í viku fimmta kalend. Junii. [Það er 28. mai.]
Á því ári inu sama andaðist Páschalis secundus páfi fyrr en Gizurr byskup ok Baldvini Jórsalakonungr ok Arnaldus patriarcha í Híerúsalem ok Philippús Svíakonungr, en síðar it sama sumar Álexíús Grikkjakonungr. Þá hafði hann þrjátigi ok átta vetr setit at stóli í Miklagarði. En tveim vetrum síðar varð aldamót. Þá höfðu þeir Eysteinn ok Sigurðr verit sautján vetr konungar í Norvegi eftir Magnús, föður sinn, Óláfsson, Haraldssonar. Þat var hundrað ok tuttugu vetrum eftir fall Óláfs Tryggvasonar, en tvau hundruð ok fimmtigi eftir dráp Eadmundar Englakonungs, en fimm hundruð ok sextán vetrum eftir andlát Grégóríús páfa, þess er kristni kom á England, at því er talit er. En hann andaðist á öðru ári konungdóms Fócó keisara, sex hundruð ok fjórum vetrum eftir burð Krists at almannatali. Þat verðr allt saman ellifu hundruð ok tuttugu ár.
Hér lýkst sjá bók.

Bókarauki.

11. Byskupaættir.

Þetta er kyn byskupa Íslendinga ok áttartala:
Ketilbjörn landnámsmaðr, sá er byggði suðr at Mosfelli inu efra, var faðir Teits, föður Gizurar ins hvíta, föður Ísleifs, er fyrstr var byskup í Skálaholti, föður Gizurar byskups.
Hrollaugr landnámsmaðr, er byggði austr á Síðu á Breiðabólstað, var faðir Özurar, föður Þórdísar, móður Halls á Síðu, föður Egils, föður Þorgerðar, móður Jóans, er fyrstr var byskup at Hólum.
Auðr landnámskona, er byggði vestr í Breiðafirði í Hvammi, var móðir Þorsteins ins rauða, föður Óleifs feilans, föður Þórðar gellis, föður Þórhildar rjúpu, móður Þórðar hesthöfða, föður Karlsefnis, föður Snorra, föður Hallfríðar, móður Þorláks, er nú er byskup í Skálaholti, næstr Gizuri.
Helgi inn magri landnámamaðr, sá er byggði norðr í Eyjafirði í Kristnesi, var faðir Helgu, móður Einars, föður Eyjólfs Valgerðarsonar, föður Goðmundar, föður Eyjólfs, föður Þorsteins, föður Ketils, er nú er byskup at Hólum, næstr Jóani.

12. Langfeðgatal.

Þessi eru nöfn langfeðga Ynglinga og Breiðfirðinga:
i Yngvi Tyrkjakonungr. ii Njörðr Svíakonungr. iii Freyr. iiii Fjölnir. sá er dó at Friðfróða. v Svegðir. vi Vanlandi. vii Visburr. viii Dómaldr. ix Dómarr. x Dyggvi. xi Dagr. xii Alrekr. xiii Agni. xiiii Yngvi. xv Jörundr. xvi Aun inn gamli. xvii Egill Vendilkráka. xviii Óttarr. xix Aðísl at Uppsölum. xx Eysteinn. xxi Yngvarr. xxii Braut-Önundr. xxiii Ingjaldr inn illráði. xxiiii Óláfr trételgja. xxv Hálfdan hvítbeinn Upplendingakonungr. xxvi Goðröðr. xxvii Óláfr. xxviii Helgi. xxix Ingjaldr, dóttursonr Sigurðar, Ragnarssonar loðbrókar. xxx Óleifr inn hvíti. xxxi Þorsteinn inn rauði. xxxii Óleifr feilan, er fyrstr byggði þeira á Íslandi. xxxiii Þórðr gellir. xxxiiii Eyjólfr, er skírðr var í elli sinni, þá er kristni kom á Ísland. xxxv Þorkell. xxxvi Gellir, faðir þeira Þorkels, föður Brands, ok Þorgils, föður míns, en ek heitik Ari.
Источник: Íslendinga sögur. Guðni Jónsson bjó til prentunar. Bd. I: Landssaga og landnám.
Текст с сайта Heimskringla