Темы

Австролоиды Альпийский тип Америнды Англия Антропологическая реконструкция Антропоэстетика Арабы Арменоиды Армия Руси Археология Аудио Аутосомы Африканцы Бактерии Балканы Венгрия Вера Видео Вирусы Вьетнам Гаплогруппы генетика Генетика человека Генетические классификации Геногеография Германцы Гормоны Графики Греция Группы крови Деградация Демография в России Дерматоглифика Динарская раса ДНК Дравиды Древние цивилизации Европа Европейская антропология Европейский генофонд ЖЗЛ Живопись Животные Звёзды кино Здоровье Знаменитости Зодчество Иберия Индия Индоарийцы интеллект Интеръер Иран Ирландия Испания Исскуство История Италия Кавказ Канада Карты Кельты Китай Корея Криминал Культура Руси Латинская Америка Летописание Лингвистика Миграция Мимикрия Мифология Модели Монголоидная раса Монголы Мт-ДНК Музыка для души Мутация Народные обычаи и традиции Народонаселение Народы России научные открытия Наши Города неандерталeц Негроидная раса Немцы Нордиды Одежда на Руси Ориентальная раса Основы Антропологии Основы ДНК-генеалогии и популяционной генетики Остбалты Переднеазиатская раса Пигментация Политика Польша Понтиды Прибалтика Природа Происхождение человека Психология Разное РАСОЛОГИЯ РНК Русская Антропология Русская антропоэстетика Русская генетика Русские поэты и писатели Русский генофонд Русь Семиты Скандинавы Скифы и Сарматы Славяне Славянская генетика Среднеазиаты Средниземноморская раса Схемы США Тохары Тураниды Туризм Тюрки Тюрская антропогенетика Укрология Уралоидный тип Филиппины Фильм Финляндия Фото Франция Храмы Хромосомы Художники России Цыгане Чехия Чухонцы Шотландия Эстетика Этнография Этнопсихология Юмор Япония C Cеквенирование E E1b1b G I I1 I2 J J1 J2 N N1c Q R1a R1b Y-ДНК

Поиск по этому блогу

суббота, 26 ноября 2016 г.

Каменецкий И.С., Кропоткин В.В. Погребение гуннского времени близ Танаиса

Советская археология. 1962, № 3.
 

Археологические памятники IV—V вв. в Подонье и Приазовье слабо изучены. Нам известны богатые погребения этого времени, обнаруженные случайно в Морском Чулеке, на берегу Азовского моря,1) и в Кизиярской балке, под Мелитополем.2)
Новый интересный памятник этого времени — погребение у ст. Синявка был обнаружен случайно.
Между ст. Синявкой и хут. Недвиговкой, где находится Танаис, коренной берег долины Дона отходит от русла Мертвого Донца, образуя широкую заболоченную луговину. На окраине ст. Синявки коренной берег прорезан долиной речки Донской Чулек. Недалеко от этого места, к востоку, на краю обрыва имеется небольшой песчаный карьер, разрабатываемый для нужд жителей Синявки. Здесь и было обнаружено описываемое погребение.

История открытия изложена в письме председателя Синявского сельсовета тов. И.П. Мамченко от 3 августа 1958 г., адресованном в Таганрогский музей.3)
16 августа И.С. Каменецкий, проводивший в это время разведки в Приазовье, выехал на место находки. Так как с момента обнаружения погребения прошло уже довольно много времени, то осмотр места, где были найдены вещи, ничего не дал, всякие следы могилы были уже уничтожены. Из опроса жителей (и, прежде всего, открывателей) было выяснено следующее. Поверхность земли в этом месте была ровной, [236] и никаких курганных насыпей не было. Могильная яма четко прослеживалась в песчаном грунте более темным заполнением, глубина ее от поверхности — приблизительно 1,5-2 м. Сведений о форме ямы, о ее ориентировке и положении погребенного выяснить не удалось.
Перечисленные ниже вещи из погребения, находившиеся у открывателей, были переданы И.С. Каменецкому и затем поступили в Таганрогский музей.

Рис. 1.
1 — стеклянный кубок с синими глазками; 2 — серебряная фибула
1. Крупная серебряная двупластинчатая фибула (рис. 1, 2) с двойной пружиной. Длина — 13,9 см. Полукруглый щиток имеет выступ, на который надета рубчатая обоймочка, рубчатые же пояски расположены у основания граненой дужки. Ромбовидный щиток также имеет продольную грань. По аналогии с другими погребениями этого типа можно предположить, что в составе инвентаря находилась еще одна фибула, ныне утраченная.
2. Золотая серьга из круглой в сечении проволоки, с четырнадцатигранником на одном конце и заострением на другом. Диаметр — 16 мм, сечение проволоки — около 1,5 мм (рис. 2, 1).
3. 15 круглых нашивных бляшек из тонкого золотого листка (рис. 2, 3). В центре — полушарная выпуклость, по краю — два ряда ложной зерни. Диаметр — 9 мм. Имеется три отверстия для пришивания.
4. Девять треугольных нашивных бляшек (рис. 2, 2) из тонкого золотого листка. В центре — выпуклость в виде трехгранной усеченной пирамиды, по краю — ряд ложной зерни. Один угол оттянут и оформлен в виде ушка. Размеры сторон треугольника: 9-10, 5-10,5 мм.
5. Пять золотых рубчатых двойных пронизей (рис. 2, 4), свернутых S-образно из тонкого листка. Длина — 11 мм, диаметр — приблизительно 2 мм.
6. Одна круглая уплощенная бусина из темного янтаря (рис. 2, 5) грубо обработанная. Диаметр — 16,5 мм, толщина — 5,5 мм.
7. Одна цилиндрическая фрагментированная бусина темно-синего стекла (рис. 2, 6). Диаметр — 14 мм, длина не менее 19 мм. [237]
8. Бисер в виде кольцевых нарезок из белой пасты — 3 шт. (рис. 2, 7). Диаметр — 2,8 мм и длина — 2,8 мм.
9. Два небольших флакончика в виде удлиненных кувшинов (рис. 2, 9, 10). Один, с отбитой ручкой, сделан из черного глухого стекла с узором из темно-зеленого стекла в виде двух поясков у ножки и крупного зигзага на тулове. Другой флакончик сделан из того же черного стекла, но узор на нем белый: на нижней части тулова спираль в восемь витков, в верхней части — зигзаг. Высота первого — 4,8 см, второго — 4,55 см. Флакончики были, по-видимому, одноручными.

Рис. 2.
1 — золотая серьга; 2, 3 — золотые бляшки; 4 — золотая пронизка; 5 — янтарная бусина; 6 — стеклянная бусина; 7 — бисер из белой пасты; 8 — обломок бронзового предмета; 9, 10 — стеклянные флаконы
10. Деталь предмета (рис. 2, 8), сделанная из полоски бронзы, напоминает держатель фибулы.
Кроме перечисленных вещей, был найден и разбит на месте стеклянный сосуд, обломки которого, собранные школьниками, были переданы в существующий при синявкинской школе небольшой музей, откуда и поступили в Таганрог.
11. Фрагментированный стеклянный сосуд (рис. 1, 1). Его прямые вертикальные стенки закругляются ко дну, имеющему в центре небольшое вдавление. Низкий венчик отогнут наружу и сверху срезан. Стекло тонкое, желтого цвета, прозрачное. В средней части тулова в один ряд расположены выпуклые глазки из темно-синего стекла. Высота — 9,5 см, диаметр тулова на уровне глазков — 9,8 см.
Таковы достоверные сведения о Синявкинском погребении. Среди местных жителей ходили слухи, что там же был найден железный меч, который рассыпался. Однако найти свидетеля, видевшего этот меч, не удалось. Можно полагать, что эти сведения относятся уже к области вымысла.
Вместе с остальными вещами были переданы четыре зуба, по которым определявший их антрополог А. Пулянос установил, что они [238] принадлежат человеку 18-25 лет. Судя по сохранившемуся инвентарю, в могиле у ст. Синявки была похоронена богатая молодая женщина.
Аналогии вещам из этого погребения имеются в памятниках Северного Причерноморья, Закавказья и Западной Европы. Значительное число близких аналогий мы находим в керченских склепах и погребениях, исследованных В.В. Шкорпилом или обнаруженных при кладоискательских раскопках. Серебряные фибулы с двойной пружиной были найдены в склепе № 154 на Госпитальной улице в 1904 г.4) Форма и размеры керченских и синявкинских фибул полностью совпадают; имеется лишь небольшое различие в оформлении отростка на полукруглом щитке. Склеп датируется золотым венком с оттиском монеты Валентиниана I (364—375).5) Близкие по форме фибулы, но с одной пружиной, были найдены в катакомбе № 6 в Керчи при раскопках В.В. Шкорпила в 1905 г.6)
Золотая серьга из Синявки находит полную аналогию в керченском склепе, обнаруженном при кладоискательских раскопках 24 июня 1904 г.,7) а также в погребении на Тарханской дороге.8)
В склепе 24 июня 1904 г., кроме того, найдены две серебряные фибулы, обтянутые золотым листком и украшенные камнями,9) и большое количество круглых и треугольных золотых нашивных бляшек. Фибулы близки нашей, но типологически представляются нам несколько более ранними. Погребальный комплекс склепа хорошо датируется золотой монетой последней трети царствования императора Констанция II (337—361), золотой монетой императора Констанция Галла (351—354), индикацией монеты Савромата II (174—210), индикацией монеты императора Валентиниана I (364—375), двумя индикациями монет императора Валентиниана II (375—392) и серебряным блюдом с изображением императора Констанция II, которое относится к 343 г.10) Таким образом, комплекс склепа датируется концом IV — началом V в.11) Погребение на Тарханской дороге по медной монете боспорского царя Фофорса 293 г. и золотой индикации монеты императора Лициния (307—323) должно быть датировано первой половиной или серединой IV в. н.э. Следует учитывать, что серьги с четырнадцатигранником характерны для значительного отрезка времени. Аналогию синявкинской серьге мы находим и в склепе № 19, раскопанном В.В. Шкорпилом в 1904 г.,12) который датируется краснолаковым блюдом с клеймом в виде креста концом IV — началом V в.
Наконец, стеклянные сосуды из зеленовато-желтого стекла с синими глазками также были найдены в ряде керченских погребений: кубок из [239] подбойной могилы № 100,13) сосуды из уже упомянутого склепа № 154, раскопанного В.В. Шкорпилом в 1904 г.,14) сосуд из склепа № 146,15) сосуд из склепа № 145,16) небольшой кубок из склепа № 165, раскопанного в 1904 г.17) Аналогичные сосуды найдены в Мцхетском могильнике, где они датируются IV в. н.э.18) Наиболее близкие аналогии стеклянному кубку из с. Синявки обнаружены в Танаисе и в Нижней Австрии (Zeiselmauer).19) Австрийская находка датирована IV в. Несмотря на то, что кубок из Синявкинского погребения не имеет точных аналогий среди причерноморских стеклянных сосудов, нет сомнения в том, что и он и названные нами другие сосуды изготовлены приблизительно в одно и то же время. Орнаментация синими глазками и характерный зеленовато-желтый цвет стекла объединяют эти сосуды, различные по форме и деталям орнамента, в одну группу, которую можно датировать IV — началом V в. Для подтверждения этой даты можно привлечь и ряд других аналогий. Треугольные нашивные бляшки были найдены в известном Суджанском погребении, которое Л.А. Мацулевич относит к рубежу IV—V вв. н.э.20) Аналогичные бляшки были найдены в Унтерзибенбрунне,21) где они датируются тем же временем. Там же были найдены однотипные с нашей фибулы, украшенные вставками.22) Аналогичная же нашей фибула найдена в Эране (Airan), в Нормандии.23) Большой интерес представляет комплекс фибул, обнаруженных во втором кладе из Силадь-Шомлио.24) Н. Феттих, датирующий весь комплекс временем около 400 г., выделяет (по ряду технических особенностей и деталям формы) две группы фибул. Поскольку украшения на синявкинской фибуле отсутствуют, мы лишены возможности сравнить технические особенности. По форме же ромбовидного щитка наша фибула занимает промежуточное положение между этими двумя группами.
Таким образом, на основании привлеченных аналогий мы можем датировать Синявкинское погребение концом IV — первыми десятилетиями V в. н.э.
Археологические раскопки в Танаисе дали некоторый материал для изучения последнего этапа существования этого города в IV в. н.э. Как известно, в середине III в. н.э. город был разгромлен могущественной коалицией причерноморских племен, которые в античных источниках выступают под именем скифов или готов. Длительное время городище не было заселено, и только во второй половине IV в. в Танаисе появляется  какое-то население, построившее свои жилища на старых развалинах. К сожалению, мы почти не располагаем погребениями этого времени на территории некрополя, за исключением одного детского захоронения в амфоре с округлым дном и перехватом посередине (№ 132)25) и грунтовой могилы № 39 с медной серьгой, которая может быть датирована IV—V вв. н.э.26)
Погребение, открытое между ст. Синявкой и хут. Недвиговкой, не имеет, по-видимому, прямого отношения к некрополю Танаиса. Типичный набор погребального инвентаря позволяет нам отнести это одиночное погребение к широкому кругу памятников, оставленных остроготами, аланами и другими племенами, входившими в готский племенной союз, известный нам под именем «державы Германариха».
Вопрос об этнической принадлежности одиночных погребений эпохи переселения народов, обнаруженных в Северном Причерноморье, крайне сложен и не может быть разрешен на основе только одного археологического материала.
Готский историк Иордан, рассказывая о переселении готов из Скандинавии в Северное Причерноморье, сообщает, что из области Ойум, которую современные исследователи предположительно размещают в низовьях Днепра,27) часть переселенцев двинулась на восток, в Приазовье. Около 375 г. аланы и остроготы, обитавшие в Подонье и Приазовье, были разгромлены гуннами. Поэтому, характеризуя погребение из Синявки, следует говорить о варварском погребении гуннского времени, которое очень близко по инвентарю позднеантичному, сильно варваризованному некрополю Пантикапея. Именно в это время в алано-готской среде сложился и расцвел новый для Северного Причерноморья облик материальной культуры.

1) Архив ЛОИА АН СССР, ф. 1, 1868, д. № 4, лл. 1, 5, 6, 10, 11; ОАК за 1868 г., стр. XVIII—XIX; И. Толстой и Н. Кондаков. Русские древности в памятниках искусства, вып. III, СПб., 1890, стр. 140-142.
2) К.Ф. Смирнов. Вопросы изучения сарматских племен и их культуры в советской археологии. Сб. «Вопросы скифо-сарматской археологии». М., 1954, стр. 216. Материал хранится в Мелитопольском краеведческом музее. См. В.Ф. Пешанов. Мелитопольская диадема. КСИА АН УССР, вып. 11, Киев, 1961, стр. 51-54. В погребении в Кизиярской балке была обнаружена медная диадема с золотой обкладкой, украшенная вставками янтаря и зернью. По верхнему краю расположены стилизованные фигурки, орнаментированные вставками рубина (в центре) и янтаря. Нам известны новые находки подобных венцов с полихромной инкрустацией из с. Игрень, Днепропетровского района. Днепропетровской области (случайная находка, поступила в Днепропетровский краеведческий музей) и на земле колхоза им. Калинина, Красноармейского района, Крымской области (случайная находка 1959 г., поступила в Симферопольский краеведческий музей).
3) В письме говорилось: «Синявский с/совет, Неклиновского района, Ростовской обл., сообщает Вам следующее: 26 июля с. г. недалеко от Недвиговского городища — бывшей крепости Танаис — жителями с. Синявка Фионовым Павлом (шофер колхоза «Заветы Ильича»), грузчиком Бакумовым Владимиром и Толочным (секретарем комсомольской организации колхоза) при погрузке песка и глины были обнаружены следующие археологические ценности: 1) скелет человека; 2) ваза стеклянная, художественно оформленная; 3) несколько золотых вещей; 4) серьга и др. предметы украшения; 5) две маленькие фигурки-вазочки. Для изучения археологической находки просим выслать Вашего представителя».
Пользуемся случаем выразить т. И.П. Мамченко искреннюю благодарность за сообщение о находке и помощь в получении найденных вещей.
4) ОАК за 1904 г., стр 71; В.В. Шкорпил. Отчет о раскопках в г. Керчи в 1904. ИАК, вып. 25, 1907. стр. 41-4. Фибулы не изданы и хранятся в Гос. Эрмитаже, ин. № 1820/319-20. Пользуемся случаем выразить глубокую благодарность К.М. Скалон за помощь в изучении материала из склепов Госпитальной улицы.
5) ОАК за 1904 ., стр. 72, рис. 107.
6) ОАК за 1905 г., стр. 61: В.В. Шкорпил. Отчет о раскопках в г. Керчи в 1905 году ИАК, вып. 30, 1909, стр. 3, 4. Фибулы хранятся в Гос. Эрмитаже, инв. № 1620/888-59.
7) ОАК за 1904 г., стр. 78-83. Хранится в Гос. Эрмитаже, инв. № 1820/570.
8) Земляной склеп недалеко от кладбища, вправо от Тарханской дороги; веши были обнаружены в 1914 г. при кладоискательских раскопках (см. ОАК за 1913—1915 гг., стр. 100-102). Хранится в Гос. Эрмитаже, инв. № 1820/1014.
9) А. Спицын. Вещи с инкрустацией из Керченских катакомб 1904 г. ИАК, вып. 17, 1905, стр. 115 сл., рис. 32.
10) Л.А. Мацулевич. Серебряная чаша из Керчи. Памятники Гос. Эрмитажа, т. II. Л., 1926, стр. 9 и 20.
11) Л.А. Мацулевич. Ук. соч., стр. 20; его же. Погребение варварского князя в Восточной Европе. ИГАИМК, вып. 112, М.–Л., 1934, стр. 51.
12) В.В. Шкорпил. Отчет о раскопках в г. Керчи в 1904 г., стр. 8; Л.А. Мацулевич. Серебряная чаша из Керчи, стр. 50 сл.
13) В.В. Шкорпил. Ук. соч., стр. 24. В могиле, кроме упомянутого кубка, найден еще один стеклянный сосуд и 17 стеклянных бус; хранятся в Гос. Эрмитаже, инв. № 1820/147.
14) Гос. Эрмитаж, инв. №№ 1820/345 и 1820/356.
15) В.В. Шкорпил. Ук. соч., стр. 37. Хранится в Гос. Эрмитаже, инв. № 1820/285. По форме фибул и пряжек, по характеру стекла катакомба отнесена к III—IV вв. н.э.
16) Гос. Эрмитаж, инв. № 1820/156. См. В.В. Шкорпил. Ук. соч., стр. 32-36. В погребении найдены индикация монеты Гордиана III (238—244) и чаша 343 года с изображением Констанция. Л.А. Мацулевич относит комплекс в целом к середине или второй половине IV в. (см. Л.А. Мацулевич. Серебряная чаша из Керчи, стр. 20).
17) Гос. Эрмитаж, инв. № 1820/436.
18) Сосуды хранятся в экспозиции Гос. музея Грузии.
19) Стеклянный кубок из Танаиса найден в 1960 г. (Раскоп XII, подвал «А», инв. № 48; хранится в ИА АН СССР). Rudolf Noll. Kunst der Römerzeit in Österreich Salzburg, 1949, рис. 75.
20) Л.А. Мацулевич. Погребение варварского князя..., стр. 50-52, рис. 9.
21) N. Aberg. Ein Beitrag zur Chronologie der Merowingerzeit. Mannus-Bibliothek. Herausgegeben von Prof. G. Kossina, № 22, Leipzig, 1922, стр. 113, рис. 10; W. Kubitschek. Grabfunde in Untersiebenbrunn. Jahrbuch für Altertumskunde, т. V, Wien, 1911. стр. 43-47, табл. 5.
22) N. Aberg. Die Franken und Westgoten in der Völkerwanderungszeit. Uppsala — Leipzig, 1922, стр. 43, рис. 55.
23) Там же, стр. 43, рис. 55.
24) N. Fettich. Der zweite Schatz von Szilagj-Somlio. Archaeologia Hungarica, т. VIII, 1932.
25) Д.Б. Шелов. Некрополь Танаиса. МИА, № 98, 1961, стр. 45, 46.
26) Там же, стр. 17.
27) Иордан. О происхождении и деяниях готов. Getica. Перевод и комментарии Е.Ч. Скржинской. М., 1960, § 28, 38, 39 и стр. 195 сл.